чёрный светлячок, глава вторая, art, image, nicky d regem, regem info, ники регем, арт, картинки, обои на рабочий стол, творчество
Чёрный светлячок,  Книга и Истории

Чёрный светлячок. Глава вторая: «Гость»

Глава вторая: Гость

Толмир. Саргат

 

– Вот мы и в деревне, – я выглянул наружу.

Дождь. Бушующий снаружи повозки ливень час назад прекратился, но на смену ему пришёл менее тяжёлый, больше похожий на морось дождь. Осмотревшись, я полностью вылез из повозки и в пару движений спустился вниз, чуть было не поскользнувшись на скользкой и вязкой земле, которая стала больше похожа на грязь, чем на землю.

– Подожди, я помогу тебе спуститься.

– А если… меня кто-нибудь увидит?.. – тут же спросила Маррил, аккуратно перелезая через борт на седушку.

– Если ты о стражниках, то их здесь толком и нет. Жителей у нас немного, большинство из них разбиты на семьи, – в очередной раз осмотревшись я подал руку девушке, за которую она взялась сразу двумя руками.

Её руки… тёплые.

Она спрыгнула, но так неуклюже, что было не упала и благо я её поймал до того, как это случилось. Ну кто будет так спрыгивать?..

Хм… она довольно лёгкая. Вокруг вновь воцарилась тишина, что было очень странным. Чего этот скряга не спешит за своей добычей? Ни лая собак, ни извечных скрипов мельницы несмотря на небольшой ветерок.

Ах, верно… сейчас уже где-то полночь, Калир спать будет. Правда это не помешало ему вчера вломиться ко мне… может сделать так же? А, ладно, пускай наслаждается. Не хочется его жену злить, там все соседи проснуться, да и идти далековато.

Когда живёшь на отшибе, то тут остаётся только мириться с этим… одиночеством. Нет, конечно у меня есть соседи неподалёку, но то уж редкие домики. Впрочем, в самой деревне тоже не густо.

– Т-ты… – она обратилась ко мне неуверенно.

Признаться, это немного смущает. Вроде бы, почему так происходит, всё же нормально! Но нет, всё равно… очень непривычно, когда к тебе обращаются с подобным смущением.

– Да?

– Это твой дом?

– Что-то вроде него, полагаю. Мельник я, – улыбнувшись, я подошёл к двери. – Может с виду всё это и кажется каким-то странным, но внутри довольно приятно.

Она, казалось бы, разглядывает всё с интересом.

Нащупав ключи в куртке, я открыл дверь, поддел крючком небольшой засов с внутренней стороны двери, который служит дополнительной защитой на тот случай, если замок всё же взломают. Казалось бы, а кто станет здесь воровать? Однако… пусть будет. Мне так спокойнее, а значит свою задачу такой замок исправно выполняет. Взяв лампу у входа, я тут же пустил гостью внутрь и повёл наверх, в свой «дом».

– Мне нужно сделать ещё несколько дел. Здесь тепло, плащ лучше повесь вот суда, – я указал на криво сделанную мной вешалку у двери в свою комнату. – Пусть просохнет.

– Х-хорошо, – она кивнула, словно поклонившись и принялась осматривать помещение, а я в свою очередь, не заостряя внимания на всём этом поспешно спустился вниз, к моей промокшей от дождя лошадке.

Эх, до чего же странная ситуация! Такая красивая девушка, да у меня в гостях! Как вернусь надо разузнать чего это она… сбежала от родителей. В том смысле, что должна же быть веская причина для подобного решения. Я не тиран… но даже от ужасных родителей не стоит вот так просто брать и убегать фиг знает куда, особенно если ты из Дламронга, да ещё и девушка! Вот так история будет, теперь даже есть повод снова к Рендальту наведаться. Кто-кто, но он точно будет удивляться с пол века! Ха! Так, надо разгрузить и перетащить мешки в мельницу, дабы не намокло ничего. Палтир потом с меня три шкуры спустит, а Калир с месяц мне это будет припоминать.

Так, иии~ раз~!

 

#ЧУСТВО ТЯЖЕСТИ#

 

Тьфу! Пришлось поставить на землю… да что с зерном этим?.. Не пойму, мука это или действительно зерно? Мешки тяжеленые просто, как бы спину не сорвать. Палтир туда камней насыпал Калиру в качестве подарка? Хех, вот была бы умора…

Ах, да фиг с ним! Какое дело что в них, главное, чтобы не промокло. Закончив перетаскивать, я отвел лошадку в стойло, а сам ещё раз осмотревшись вокруг и убедившись, что никто этой ночью по округе не шарахается я вернулся обратно, наверх.

Стоило открыть дверь, как в глаза бросилась Маррил: под черным плащом, как оказалось, скрывалось красивое чёрное платье. Конечно я не повидал за свою жизнь много подобной одежды и не могу сравнить… но эта выглядела очень дорогой, с какими-то золотистыми узорами и разноцветными камнями, которые усыпали это платье словно роса на траву ранним утром. Красиво. Маррил же стояла неподвижно, листая одну из хранившихся на полке книг.

Она… обворожительна. Наверное, она самая красивая из всех девушек, которых я встречал до неё. Пленительная, успокаивающая красота. Особенно теперь, когда я так отчётливо вижу, как локоны её пепельных волос так… свободно лежат на плечах, несмотря на то, что с одной стороны они были крепко зафиксированы двумя чёрными заколками. Это красиво, воистину красиво. До неё нашим девушкам, если их вообще можно так назвать, очень и очень далеко.

– Ах, п-прости, я увлекалась, – заметив меня девушка тут же закрыла книгу и поставила её обратно на полку. – У тебя… довольно разносторонние вкусы.

Хех…

– Я читаю всё, что мне может пригодиться, – я решил поддержать разговор, снимая с себя уже успевшую помокнуть куртку. Теперь сверху на мне лишь белая рубашка, но здесь сохранилась часть тепла. Всё же, мы с Тришей утепляли комнаты настолько, насколько вообще могли.

– А как же романы? История? Искусство? – заинтересованно спросила девушка, вновь принявшись осматривать всё вокруг.

– Оно мне не пригодится, – я развёл руками. – Это не поможет мне приготовить поесть или помолоть зерно.

– А разговоры? Разве ты не общ… – она неожиданно притихла. – Нет, н-ничего…

– Разве я ни с кем не общаюсь, например, с друзьями? – я продолжил её мысль. – Я толком ни с кем и не вожу знакомств, а уж дружбу… и подавно.

А что?.. Эта девушка… из города, да и точно из богатой семейки. Как там оно называется?.. Вспомнить бы… а, да и ладно. Просто различные разговорчики в кругу богатых людей, которые только и делают, что разговаривают и разговаривают… Мне такое незнакомо. Да, когда я был ребёнком, то частенько бегал с соседскими ребятами по ещё… целой Моноке. Сейчас до этого нет ни дела, ни времени. Уж лучше схожу порыбачить, чем отправлюсь в деревню на поиски собеседника.

Одиноко? Может быть. Мне и так хорошо.

– Вот как, – с ноткой грусти ответила девушка.

– А ты? – я проследил за её взглядом, который остановился на скамье с мягкой набивкой и резной спинкой. Девушка же, словно пленённая этим аккуратно присела на край скамьи и принялась рассматривать изображённые на спинке узоры.

– У меня… никогда не было друзей, – спустя долгую паузу ответила Маррил, проведя рукой по спинке скамьи. – Мама не разрешает выходить даже за порог комнаты без её разрешения, а отец вечно… занят.

– Ты поэтому и сбежала? – я с наслаждением сел в мягкое кресло. Ох, моя спина, как же приятно! Словно подобного блаженства я не испытывал несколько лет! Вот до чего может довести эта бесконечная тряска в повозке…

– Можно и так сказать, – она грустно улыбнулась. – Они… с каждым днём всё больше и больше меня опекают… а теперь и вовсе… распоряжаются мной как им заблагорассудится.

– И что ты будешь делать дальше? – я вновь задал этот вопрос.

Побег из дома – это не шутки.

– Не знаю… – после короткой паузы ответила девушка. – Родители уже меня ищут и скоро найдут, так что у меня не так много времени. Наверняка по возвращению они меня вообще из комнаты не выпустят!..

Ох… эй, она начинает плакать! Не стоило задавать этот вопрос. Определённо не стоило, Саргат. Ладно-ладно, придумаю что-нибудь… наверное. Эм… покормить? Нет, слишком глупо…Тьфу, придурок! Это же тебе не животное! Совсем уже с ума сошёл…

Что тогда? Успокаивать я так же не умею. Хотя… точно!

– Может, посидим снаружи?

– Там дождь… и холод… и… – она замолчала, вновь спрятала взгляд за краем платья, но тут можно и не быть предсказателем. Она боится того, что произошло рядом с Зовом.

– У меня есть небольшая беседка во дворе, так что там будем в полной безопасности. Да и разговор за чашечкой чая будет куда приятнее, чем… вот так, – я встал с кресла, мельком выбрал первую попавшуюся мне куртку и подойдя к девушке я вручил её ей. – Вот, надень. Всё же в платье… ты там попросту заболеешь.

Мы спустились по лестнице, вышли во двор и завернув за угол прошли мимо стойла, прямиком в сторону беседки. Мельница заскрипела, видимо усиливается ветер. Холодно.

– Стало холоднее?.. – тихо спросила девушка, держа меня за край рубашки.

– Тоже заметил, – я одобрительно кивнул. Ещё как, блин, холодно! Даже волосы дыбом встали, не то что мурашки, они и вовсе мечутся из стороны в сторону, не зная куда им деться! Вот же дурак, чего ты куртку сам не надел? Уф, ладно, не возвращаться же. Сейчас огонёк разожгу и в миг согреюсь.

– Это… нормально? – спросила Маррил, посильнее натянув на себя куртку.

– Дождь наверняка пришёл с севера… холодный. Хорошо, что хоть снега нет, – мы подошли к беседке. – Так, здесь осторожнее, не споткнись.

Просто… думаю вряд ли она хочет спать. Довольно отважно отправиться неизвестно куда, неизвестно с кем. Начинаю думать, что её родители какие-то монстры, раз в такие жесткие условия девушка сбегает из довольно «тёплых» мест. Всё равно, что Король станет пахарем где-нибудь… эм… у нас… надо полагать. Пытался придумать условия похуже, чем в нашей деревне, да на ум ничего не пришло… Сейчас, наверное, даже Монока куда более процветающая деревня, чем наша, а ведь тогда… от неё остались одни угли… и пепел. Ладно, Саргат, опять ты разговорился сам с собой, да и не стоит… припоминать старое.

Беседка представляла из себя закрытую со всех сторон небольшое помещение шестиугольной формы. Да, крышу даже сам выкладывал, из черепицы. Стенки хорошо укреплены деревом, высота с мой рост, а он, как никак, сто восемьдесят три сантиметра! Между стенками и «крышей» есть большая щель, так же в крыше есть дымоход. Если снаружи всё это выглядело как какой-то обрубок башни, то внутри было намного проще: лавка по кругу, вместительный шкаф, раскладной столик грамотно врезанный в стенку и небольшая печка. Наверное, печка здесь самое ценное, что есть. Зайдя вовнутрь, я повесил фонарь на крючок и указал рукой на скамейку с лежавшей на ней мягкой подстилкой.

– Вот, можешь присесть здесь, а пока разожгу печь и приготовлю чай.

– Ты готовишь еду… на улице?.. – удивлённо спросила девушка.

– Это скорее для спокойного отдыха, чем для готовки. Кухня у меня на первом этаже, а здесь в основном чай пью. Свежий воздух, как никак. Тем более, эта беседка хорошо утеплена и если нужно, то крышу можно опустить тем самым превратив всё строение в маленький домик. Тепло, уютно. Смотри только печь не трогай, обжечься можешь. И трубу тоже.

– Здорово…

Мне даже показалось, что мои слова произвели на неё сильное впечатление. Она заулыбалась и принялась с восхищением рассматривать всё вокруг, словно пытаясь запомнить каждую деталь. Удивительно… насколько человек может устать от повседневной обстановки, что, сделав безрассудную вещь будет этому радоваться?

Почистив зольник внизу печи, я вложил немного сухого хвороста, который всегда есть под лавкой и после нескольких минут стараний тёплый свет начал распространятся по этому маленькому помещению.

– Отлично, – я довольно улыбнулся, помогая огню разгореться посильнее. – Нигде не дует?

– Н-нет, – она в очередной раз запнулась.

Открыв шкаф, я взял небольшой чайник и налил с кувшина воды, поставил сверху на печь. Конечно, нужно куда больше времени чтобы вскипятить воду таким образом, но я, да и эта девушка никуда не спешим… наверное.

 

Тишина. Прекрасное, возможно многими недооценённое чувство, когда вокруг нет ничего, что вызывало бы какой-нибудь раздражительный шум. Всё что сейчас было слышно – тихое, едва уловимое потрескивание дров в печи и ненавязчивый скрип мельницы. Маррил и я молчали, лишь изредка отпивали из кружек чай и беспристрастно смотрели на покрасневшую печь. Иногда, когда я решался взглянуть на гостью то замечал, что она совершенно не обращает внимания на окружение. Быть поглощённой собственными мыслями, да с такой концентрацией… завидная способность, которая чаще всего проявляется у одиноких людей.

– О чём думаешь? – решившись её прервать, я в очередной раз отпил уже тёплого чая из кружки.

– Что здорово… вот так вот сидеть, – умиротворённо ответила девушка.

– Разве ты не могла делать этого и раньше?

Девушка подняла голову и лишь по одному её взгляду мне стал ясен ответ, который она озвучила спустя несколько секунд:

– Нет, – она вновь опустила голову, но на удивление грустить она и не думала. – Может с виду оно и не похоже, но здесь… куда приятнее. Впервые ощущаю нечто подобное… Тихое потрескиванье поленьев, острый, непривычный взгляду свет от игр пламени и воздуха.

Поразительно, что она уделяет внимание таким мелочам, но она и не думала останавливаться.

– Лишь за этот вечер я повидала столько, сколько не видела за всю жизнь. Почувствовала кожей приятно-холодный оттенок пасмурной погоды. Я впервые увидела своими глазами лес и деревню. Впервые, вот так вот, непринуждённо говорю с кем-то, доселе совершенно незнакомым мне человеком, – на её лице проскользнул румянец, а улыбка стала по-настоящему искренней, но тут же, словно по щелчку она изменилась, словно вспомнила о чем-то невероятно ужасном. – Жаль… что это продлится не долго.

На глазах девушки проступили слёзы, которые после такой речи я не мог оставить без внимания.

– И ладно, – я, словно соглашаясь, кивнул. – Даже если тебя найдут завтра, то почему бы до этого момента не насладиться тем временем, которое тебе по душе?

– ?.. – она снова перевела взгляд на меня.

– Ты же должна понимать, о чём я, – усмехнувшись, я подлил воды в чайник и снова поставил его на печку. – Нет смысла горевать о том, чего не случилось, а если случится, то не сейчас же, верно? Как говорил один хороший писатель: «Ценность жизни определяется не будущим, не прошлым, а тем, что происходит «сейчас» – настоящим!».

– «Повелитель сердец»! – удивлённо и радостно воскликнула девушка. – Неужели ты читаешь романы?

– Единственный, который я прочёл, – я потянулся, чуть размял плечи. – Хорошая книжка с хорошими мыслями.

– Согласна.

И вот, тоски как не бывало… до чего же она легко меняется в настроении. После недолгого молчания она робко, едва слышно сказала:

– Спасибо.

– Пожалуйста, – тут же ответил я.

Облокотившись на стенку беседки, я засмотрелся на огонь, а вернее на покрасневшую от жара сталь. Красное пятно медленно распространялось, сначала захватывая верх печки и уже после потихоньку перебиралось на трубу, которая служила дымоходом. Послышалось слабое шипение, мягкие, приглушённые трески. Вода в чайнике уже закипала. Пар понемногу начал выходить и через минуту крышка неожиданно подпрыгнула, а после с небольшим звоном приземлилась обратно на чайник.

Вот и закипел.

 

Мы просидели в беседке около часа, после чего я отвёл Маррил наверх, разжёг внизу печь, чтобы стало теплее в комнатах и вернулся к ней. Долго сидеть с ней не пришлось – она уснула быстро и на удивление спокойно, а я умостился в кресле. Укладывать её спать в комнате Триши я не стал, – там не убрано и наверняка ей будет страшно спать одной, так что пусть поспит у меня.

За всё время у нас были небольшие, короткие разговоры. Я больше не спрашивал её ни о родителях, ни о том, что будет на утро. Найдут её или нет – вопрос сложный, да и кем бы небыли её родители они попросту не смогут охватить все окрестности и привлечь людей на поиски. Да, шума в городе им удалось наделать, но если уж они и догадаются, что девушка спряталась на одной из повозок, то до Толмира они не скоро доберутся – суда приехал только я.

Ария, жена Калира приехала прошлой ночью, а больше никто к нам не приезжает. Тем более, стражникам я дал направление прямиком в Моноку. О том, что у меня здесь гостья – никто не знает, да и если узнает, то это не страшно. Думаю… да, как минимум пару дней она проживёт здесь спокойно.

Хотя… а будут ли её искать?

Для чего держать человека взаперти? Ценность? Защита? Вот сколько не думаю, придумать не могу! Какая причина может быть у людей, чтобы запереть своего ребёнка и даже не показать ему внешний мир? Да там же город! Множество развлечений, да и думаю на кольцах выше «четвёртого» полностью безопасно, ведь там даже трактиров и подобных заведений нет, а только дома зажиточных горожан, да и несколько караулок для стражи. Там действительно безопасно, в отличии от нижних колец…

Там да, там есть чего бояться. Хотя, как таковых бандитов и жуликов в городе мало, ведь это столица королевства. Стражников не так много, но всех которых встречал – люди добрые, да и исполнительные.

Интересно, а чего это я помогаю? Не сказал бы, что я добряк, но…

А, ладно, чего толку об этом думать…

Утром и разберёмся, что делать дальше.

 

Дламронг. Караульное помещение

 

В окружении нескольких человек закованных в латы стоял невысокий седовласый старик облачённый в чёрного цвета рясу, подвязанную у пояса. Посреди пустого и простоватого на вид помещения стоял большой деревянный стол, на котором расположилась не менее большая карта всего Дламронга.

В дверь постучали.

– Войдите, – раздражённо сказал старик, не отвлекаясь от исследования карты с поставленными на ней пометками.

Дверь открылась, в комнату вошёл стражник. Люди в латах расступились.

– Капитан Арилод, – обратился он к одному из находившихся в помещении людей. – На «Втором кольце» всё чисто. Проверили каждую таверну и каждый жилой дом.

– Совсем ничего?..

– Так точно, – тут же ответил стражник.

– Допрашивали охрану ворот? – вмешался в разговор старик

– Д-допрашивали! – запнулся стражник. – Кроме купцов и гостей никто не проходил.

Старик ударил по столу.

– …и тут пусто! – Воскликнул он сдержано. – Что с «Восьмым кольцом»?

– Мне ещё не докладывали, – ответил другой капитан, что стоял у стола. – Да и девушка не могла исчезнуть бесследно, наверняка прячется в каком-нибудь закоулке на Третьем, а может даже на Втором кольце. На Первое ей никак не попасть, значит ушла ниже.

– Да нет её там! Мои люди всё прочесали! – возразил стоящий рядом человек в латах.

– Может твои люди не так надёжны и что-то пропустили, Шигар?

– Да что ты говоришь… – злостно посмотрел на него Шигар.

– У вас там работы толком и нет, небось разучились вообще службу нести, – вставил своё слово Арилод.

– Там лучшие из лучших, не то что стража девятого…

– Чего? – Арилод сжал кулаки. – Да ты хоть представляешь, сколько…

– Тихо! – крикнул на них старик. – Нашли же время! Найдите мне эту девчонку или пойдёте сами ворота охранять до конца жизни, поняли?!

– …есть, – в пол голоса ответили Капитаны.

– У нас тут ситуация из ряда вон! – продолжил кричать старик. – Это никакой-то беспризорный мальчишка, а дочь важных для города людей!

– Но Командир!.. Если бы мы знали, кого именно ищем. С какого она…

– Молчать! – прервал его старик. – Я уже назвал вам всё, что нужно, чтобы найти её среди любой толпы! Это дочь благородных людей… – он запнулся, – …со «Второго кольца», что, многое вам это дало?

Люди смиренно молчали.

– Значит так, – он воткнул булавку в одно из мест на карте и после обратился к светловолосому человеку. – Арилод, вместе с Дикаром берите людей и обследуйте всё от седьмого до девятого, поняли? И никаких склок чтобы больше я не видел! Шигар и Торлин, вы ЕЩЁ РАЗ проверите первые три кольца. На всякий случай, отправьте запрос в Селвир, пусть их гарнизон так же принимает участие в поисках, может быть девушка уехала с кем-то туда! Делайте что хотите, но найдите мне её живой и невредимой!

– Е-есть! – воскликнули капитаны.

Практически все находившиеся в помещении люди одновременно кивнули и безмолвно начали выходить из помещения.

– Ты, – старик указал на одиноко стоящего стражника, который то и дело лупал глазами по сторонам и не знал, что делать. – Расспрашиваешь КАЖДОГО, кто стоит на охране Главных ворот, после с доклад прямиком ко мне, понял? Времени тебе два часа.

– Е-есть, Командир Вальдар! – стражник поклонился и тут же вылетел из комнаты даже не закрыв за собой дверь.

Старик остался в комнате один. Тяжело вздохнув, он закрыл глаза, опёрся руками об край стола, опустил голову. Он просто молчал и старательно прокручивал каждую услышанную новость в голове, понимая, что он что-то упускал из вида, что-то очень важное.

 

Сон Саргата

 

Мир полный огня. Здесь не было ничего, кроме переливающегося всеми оттенками пламени, которое покрывало и небо, и землю. Саргат был внутри своеобразной огненной тюрьмы, но не понимал, что происходит. Он не мог даже просто пошевелиться и единственным, что не покинуло его – это чувства.

Страх, ненависть, гнев и невероятная боль, что словно нитями протыкали его насквозь. Невероятная смесь чувств попросту разрывали его изнутри, порождая бессвязные вопли и крики. Но несмотря на все свои страдания он начал замечать, что все невероятные оттенки пламени с каждой секундой становились менее случайными и вскоре вовсе – сменились на один.

Белый. [Белое пламя], что окружило его стало подбираться к нему всё ближе и ближе, давая почувствовать свой жар, заставляя каждую клеточку его тела гореть, а разум – разрушаться. Он больше не кричал, просто смотрел перед собой не в силах что-либо сделать до тех пор, пока боль не усилилась, дав почувствовать то, что он никогда не чувствовал.

Он начал желать смерти.

 

Толмир. Саргат

 

Огонь! Огонь повсюду!

Чего?..

Кх… тело ломит… я… я спал?.. Это сон?..

Нет, это не могло быть простым сном. Верно, это настоящий кошмар с частичкой старых воспоминаний…

Тело прямо горит. Ещё бы… ведь меня «поглощало» оно… это [Белое пламя], но этого нет и больше никогда не будет. Да, этого больше никогда не будет…

Вздохнув, я все же осмотрелся. Свеча в фонаре догорела, но в комнате было светло. Явно позднее утро, а может просто безоблачное небо, что в нашем предгорье довольно редкое явление.

 

#ШУМ СНИЗУ#

 

Эй… кто это в дверь тарабанит? Ах, девушка! Где она?!

А… здесь. Ещё спит. Нужно спуститься вниз, да посмотреть, кого это там принесло.

– Саргат, вилами тебя дери! Открывай! – послышалось приглушённое ворчание.

Хах, понятно, Калир пришёл. Ещё бы ему не прийти. Предупредил бы хоть, что Палтир с собой отправит эти тяжеленые мешки. Вообще не понимаю, зачем отвозить муку, а возвращаться уже с другой?!

– Саргат!..

Да, он явно не угомонится.

Накинув сверху жилет и спустившись вниз, я открыл дверь. Передо мной, во всём своём напыщенном и отвратительном для меня виде стоял Калир, то и дело озираясь по сторонам. Я даже не успел толком выйти, как он тут же прошмыгнул в мельницу и почти-что сбив меня с ног потянулся к двери.

– Закрой, закрой! – он уже говорил в пол голоса.

– Ты чего тут разорался? – я посмотрел на его раздражающую рожу, прикрыв дверь

– Это… – он всё так же говорил в пол голоса. – Ты привёз с собой то, что Палтир передал?

– Муку что ли? – я раздраженно пнул стоящий возле меня мешок. – Да вот она, целая и невредимая.

– Тц, осторожнее, – одёрнул он меня за край рубашки. – Сейчас Дарик подъедет, помоги мешки эти загрузить.

Иш чего удумал!

– Калир, я тебе в помощники не набивался. Где моя плата за муку вообще? Мы договаривались.

– Вот-вот, – он протянул мне звенящий мешочек. – Там даже больше, только подсоби, а?

Чего это он… такой добрый и учтивый сегодня? Видать снег пойдёт, если вообще не град.

Нет, что-то тут не чисто. В мешках явно не мука, слишком он уж печётся об этом.

– Что в мешках? – я забрал у него мешочек и перед тем, как убрать его в карман тщательно проверил.

Не меньше тридцати монет, да все серебром… Восемнадцать за муку, остальное, значит, за всё остальное?.. Или это он меня задобрить решил? Хм… а может подделка? Да нет, отчеканены нормально. Я вчера еле три из него вытряс, плюс две за поездку здесь… значит ещё десять монет сверху.

– Да не смотри так на меня! – он возмущённо топнул ногой. – Всё честно, ни монеты даром.

Чтож… хорошо. Хотя вопрос о мешках он проигнорировал, но кто я такой, чтобы не задать его снова?

– Что в мешках?

– Мука-мука… – проговорил он второпях, после чего аккуратно, словно кого-то избегая медленно открыл дверь. Выглянув наружу, он тяжело вздохнул и уже спокойно, без каких-либо нервных движений вышел во двор. – Мы договорились?..

– Ладно, – я махнул рукой.

Какое мне дело что там и как там. Надеюсь только мальчишка этот приедет поскорее.

 

***

 

– Саргат! – коренастый парнишка помахал мне рукой и остановил лошадь чуть поодаль от мельницы, а после с небольшими усилиями загнал скрипящую и прогнившую местами телегу как можно ближе ко входу.

И часа не прошло.

– И тебе привет, Дарик. Ну, рассказывай, как дела то? – я пожал ему руку, как только он спрыгнул на землю.

– Да как-как, – он скорчил недовольную рожу. – Пень этот вчера весь день командовал. То расчищай хлев, то убирай ему погреб. Достал уже! Где эти мешки поганые то? Ох сколько он за них говорил, как будто там золото, а не мука! Сегодня вообще поднял чуть ли не с рассветом, да как давай с указаниями лезть…

– Пошли, внутри они, – я кивнул на мельницу и мы, толком не разговаривая приступили к погрузке.

Говорили то мало, но ругани было много, что сказать. Не знаю, что там Калир с Палтиром в них прятали, но мы с Дариком изрядно попотели, затаскивая их на телегу. Именно затаскивали, поскольку Дарик забрался наверх, а я уже ему подавал снизу. Парнишка он крепкий, да ростом не выдался. На последних мешках он вообще чуть было с телеги не слетел, потому что сил у меня в руках толком-то не осталось. Закончив с погрузкой, он с расстроенным и уставшим видом полез к седушке.

– Что, сразу обратно? – я усмехнулся, немного помяв затёкшие плечи.

– Ага… а как же, – покачал головой парнишка. – Сам же знаешь, орать будет потом коль не привезу ему это всё вовремя. Эх, а ещё разгружать!..

Да уж, не повезло тебе, но тут я тебе не помощник. Хватит с меня… только день начался, а уже с ног валюсь. Хорошо, что, хотя бы Калир о плате не позабыл. Выбивать с него её не пришлось, хотя подобное развитие событий я предполагал изначально. Что поделать – честный человек, вот только не на душу. Не встречал я ещё никаких купцов, которые вопреки расхожему мнению вели свои дела опять-таки честно, открыто и достойно. Интересно, почему так получается? Ума не приложу.

Поднявшись наверх я заметил, что девушка уже проснулась. Она стояла у окна и видимо пыталась взглянуть на окрестности, которые едва ли можно оттуда разглядеть. Когда же она услышала этот ужасный и противный скрип, который издала открывающаяся дверь она замерла и медленно повернувшись посмотрела на меня испуганным взглядом.

– Всё в порядке, – я поспешил её успокоить, но она даже не думала меняться в лице. Казалось бы, она застыла в ужасе даже не дав себе волю вздохнуть лишний раз.

– Маррил?..

– А те… голоса?.. Это… не стража?..

– Нет, – я покачал головой. – Это был пекарь с его подмастерья, за мукой приходили. Я же говорил, что нет у нас стражи как таковой, поскольку живёт людей в деревне мало. К тому же, мы на отшибе, а здесь лишь несколько семей проживает. Никто от деревни суда не идёт без надобности, ибо смысла нет: к мельнику только пекарь обращается, по большей части, да раз в полгода некоторые фермеры, за зерном.

Услышав мой короткий рассказ, она облегчённо вздохнула и, как мне показалось даже проступили слёзы на уголках её глаз.

– Вот как… – она присела на край кровати. – Значит меня ещё не за…

– Да никто тебя не забирает, – оборвал я её на полуслове.

Она вновь посмотрела на меня, но уже каким-то иным, непонятным мне взглядом. Благодарность? Нет. Возможно, облегчение?.. Нет-нет, тоже не то.

Ах, ладно. Поесть бы, да поскорее, – уж слишком аппетит разыгрался после этой работёнки.

Собравшись вниз я вспомнил, что наверняка не я один голоден. Что поделать, к одиночеству я давно привык… стыдно как-то даже, не по-мужски это, да и не гостеприимно. Нужно позвать её с собой.

– Пошли завтракать, – я кивнул на дверь. – Уверен, что есть ты хочешь не меньше, чем я сам.

– Я не голодна, – замешкавшись, она отрицательно покачала головой.

– Пошли, – улыбнувшись, я всё же настоял на своём.

– Н-но я в-ведь действительно!..

 

#УРЧАНИЕ В ЖИВОТЕ#

 

…стоп. Это же не у меня, да? Или… у меня? А нет, это… она?..

И правда! Раскраснелась то! Наверняка от стыда сгорает. Пошутить бы, да не красиво будет за голодный желудок подкалывать девушку.

– Пошли, – я повторился. – Не богато, но готовлю я вкусно.

Маррил молча встала с кровати и поправив края своего чёрного и немного помятого платья неуверенно пошла за мной следом.

 

Едва открыв дверь можно было понять, что это помещение я любил не меньше, чем свою комнату: уютно обставленная деревянной мебелью комната с небольшими оконцами украшена всевозможными безделушками, подвязанными на нитках пряностями и просторным столом, который я старательно расписал резьбой ещё года два назад. Свободную же стену украсил огромный шкаф, в котором хранилось всё остальное.

Кухня же в целом совмещала в себе несколько очень важных для меня ролей:

Во-первых, за неимением дополнительной комнаты повсюду были развешаны разнообразные связки трав, фруктов и конечно же грибов. Большинство из этого уходило уже в конце зимы, ведь сварить тот же грибной суп – дело важное, вкусное и полезное. Особенно, когда снаружи начинаются затяжные метели и куда-то выйти довольно сложно, не говоря уже о походе к тому же Калиру за свежей выпечкой которая, между прочим, в холодное время раскупалась до полудня.

Во-вторых, погреб. Находится он прямиком под этим полом, с половину комнаты, а то жар от печи доставать будет. Люк прямиком у входа на кухню, слева. Погреб небольшой, да и наличие реки через сотню метров сильно усложнило его постройку. Это ещё с Тришей строили, ох и намучались мы с ним! По началу вода там поднималась, как только река разливалась, а уже после, спустя год где-то мы хорошенько обработали стенки смолой какого-то диковинного дерева по совету Калира. Наверное, одно из немногих хороших дел, что этот жук вообще сделал. У него у самого погреб размером с сам дом, так что сомневаться в его совете мы не стали. Внутри сыровато конечно, но уж всяко лучше, чем давать тому же мясу тухнуть на жаре.

В-третьих, печка. В самом конце комнаты врезана в стену огромная печь, которая помимо основной задачи в приготовлении еды выполняла ещё и роль грелки: тепло поднимается вверх, прямиком в комнаты сверху, а удобный механизм снаружи из сети различных желобов позволял мыться под теплой водой. Один минус – мыться только снаружи. Раньше зимой приходилось как-то изворачиваться, но прошлой осенью я все же достроил небольшую пристройку снаружи, чтобы попросту не слечь после помывки от простой простуды. Может быть когда-нибудь я построю полноценную парилку, если, конечно же, не переберусь отсюда в город.

Маррил, потеряв всякий интерес к излишним переживаниям с небывалым ранее любопытством осматривала помещение. Решив её не отвлекать, я отправился прямиком к печке, в которую я уже успел запихнуть несколько увесистых поленьев, пока дожидался Дарика

Отлично, прогорели! Тогда уж дело за малым.

– С-саргат, – Маррил обратилась ко мне неуверенно. – А где можно… умыться?

Ах, совсем забыл! Вот же дырявая голова…

– За дверью, рядом со входом бочка накрытая, там сверху ковш ещё стоит, – я указал в сторону. – Полотенце там же висит, возьми серое, оно чистое, сам ещё не пользовался. Умываться строго над бадьёй.

Маррил стала на пороге и, по-видимому, найдя описанную мной бочку скрылась за стеной.

Последний раз… хм… даже не припоминаю, когда ко мне кто-то наведывался. Рендальт всё время занят в городе, хотя пару раз он со мной суда приезжал, но и то, по делу. А друзей то здесь и нет, знакомые только.

Достав из шкафа котелок, я налил масла и осторожно поставил на огонь так, чтобы половина котелка из печи выглядывало, а сам, пока масло нагревается поспешил нарезать вяленного мяса и зелени.

Вяленное мясо – это настоящая находка для ленивого и одинокого человека. Хранится необычайно долго и при этом можно добавлять куда угодно, пусть свежее мясо оно полностью заменить и не сможет. Сам я иногда вяленьем занимаюсь, но ближе к лету, если не ходил на охоту закупаюсь у нашего мясника, а он вялит как-то по-особому, уже давно пытаюсь у него рецепт выведать. Гложет меня идея, что он просто натирает он мясо какими-то необычными травами, которые и дают приятный аромат при этом совершенно не меняя вкуса.

Вот и масло закипело, отлично. Высыпав в котелок мясо, я тут же достал из погреба овощей, всех, да понемногу. Они уже дня два как ждут своего судного часа, осталось только помыть да нарезать.

Послышался скрип пола у двери, я повернулся. Маррил зашла на кухню и, казалось бы, принюхивается.

– Какой приятный аромат, – сказала она радостно.

– Умылась?

– Да, огромное спасибо. А что… т-ты готовишь?

– Тушёное мясо с овощами, – я взял овощи в охапку, переложил небольшое ведро и направился к выходу. – Надеюсь тебе придётся по вкусу.

– Рагу?..

– Можно и так сказать, – я усмехнулся. – Ладно, я сейчас вернусь. Присаживайся за стол.

 

– Ты давно живёшь один? – спросила меня девушка, когда я вернулся.

– Это так заметно? – я поставил на стол ведёрко, переложил овощи на деревянный блин, который использовал заместо доски для нарезки. Иногда, когда готовлю, со скуки начинаю считать колечки. Данному дереву было сорок три года, когда его всё-таки спилили и теперь его часть, с сохранившейся кусочками коры по краям я и использую. Жалко стол портить, который я с таким трудом зачищал, придавая шершавой поверхности более гладкий и приятный на ощупь вид.

– У тебя здесь аккуратно и мило, – ответила она практически сразу же. – Чувствуется…

– Одиночество? Есть немного, – я вновь продолжил её мысль. – Я раньше был подмастерья здешнего мельника и вот, теперь я сам мельник.

– А где… прежний?

– Уехал, – тут же ответил я, высыпав овощи в котелок. Накрыв крышкой, я задвинул его чуть-чуть поглубже в печь.

Будет не очень хорошо, если я скажу, что Триша скоропостижно скончался прямо на этой кухне, причём не самой приятной смертью.

– Скажи, – когда я наконец-то закончил, я сел напротив неё за стол. – Что думаешь дальше делать?

– Я…

Вновь это растерянный вид. Может, зря я так?.. Это определённо важно, но всё же… это не самая приятная тема для разговора. Нет, определённо не правильная. Надо менять. Думай, Саргат, думай! Чтобы сказать-то такого?..

– Мне бы хотелось погулять… снаружи, – неожиданно для меня она ответила.

– Тогда тебе нужна как минимум другая одежда, – я указал на неё. – У тебя красивое платье, но оно очень заметное. Под плащом тоже не очень хорошая идея бродить.

– А её можно где-нибудь купить? У меня есть немного золота…

Золота?.. Очень мудро с её стороны прихватить с собой денег, ведь без этого никуда, особенно с её познаниями об окружающем её мире.

– Можно, – прикинув несколько вариантом, ответил я. – Боюсь, тогда всё же придётся идти в деревню.

– Но меня увидят!..

– Пускай, – я развел руками, взглянув на котелок. Крышка дребезжит, значит ещё порядком десяти минут. – Капюшон накинешь на голову, платье спрячешь под плащом. Меня в деревне знают хорошо, так что никаких вопросов не возникнет. Хотя, можно зайти до одной женщины… она мне одежду постоянно шьёт.

– Это… очень рискованно, – сказала она с опаской.

– Но единственный выход, если ты хочешь ходить в удобной для тебя одежде. Правда, на вид она будет… простоватая, – я представил её в деревенском платье. Да уж… её платье и подобное… как небо и земля. – Но так ты практически нечем не будешь отличаться от любой жительницы простой деревушки.

– Почти?..

– Цвет волос, – я прикоснулся к своим волосам. – Редкий цвет.

– Это от мамы, – она улыбнулась.

Впервые вижу, чтобы при упоминании родителей она не злилась или не расстраивалась. Значит, всё же что-то хорошее она о них думает, а это уже хорошо. Думаю, пока не стоит силком вытягивать из неё подробности её побега. Не то что бы я сильно переживал… но я всегда был добряком, в особенности падок я на грустные и печальные истории.

Почему?.. Интересно…

Дезвельт. Горный хребет Гангат

 

– Зачем ты пришёл? – спросила сидевшая на деревянном пороге молодая женщина, пристально рассматривающая снежные и острые вершины одной из самых протяжённых горных цепей мира. – Ты закрываешь мне весь вид.

– Ты всё так же не дружелюбна, – ответил стоящий напротив неё собеседник. Он откинул плащ в сторону и достав огромную книгу сел рядом с женщиной, но уже чуть ниже, на ступеньках. Поставив книгу рядом и облокотив её на деревянные перила, он аккуратно снял капюшон, дав своим длинным волосам коснуться плеч.

– Думаешь это легко дружить с одним из самых сильных существ этого мира? – сказала она с ухмылкой. Она достала из рукава своего простоватого на вид платья небольшой сверток.

– Это тебя погубит, – даже не оборачиваясь, ответил мужчина. – Да и силой огромной я не обладаю.

– И это сказал мне носитель громогласного титула «Повелитель Судеб». Ты же знаешь, что в твоих силах стереть существование чего угодно? – Женщина достала несколько ровных листочков бумаги и развернув сверток, начала закручивать в подготовленную бумагу хранившийся там табак. Закончив, она протянула одну самокрутку мужчине. – Только не говори мне, что ты не будешь.

– Нет сил у меня уничтожать в «этом» мире, я лишь способен «смотреть». Кстати, я же предупреждал тебя, что долго ты не проживёшь с плохой привычкой, – мужчина усмехнулся и взял протянутую самокрутку.

– Когда мне не придётся браться за меч, то тогда и брошу, – она достала из другого кармана спички и попыталась подкурить, но у неё ничего не получалось.

Мужчина улыбнулся. В воздухе вспыхнул маленький огонёк. Женщина, увидев это скорчила недовольное лицо, а после твёрдо и эмоционально прошептала:

– Сгинь.

Издав едва уловимый треск огонёк, витавший в воздухе тут же превратился в песок, который тут же сдул внезапный порыв ветра.

– Не нужно мне здесь твоей магии, я простой «человек», – сказав это, она всё же смогла зажечь спичку. Подкурив, она протянула огонь мужчине, который последовал её примеру.

– Когда не придётся браться за меч, говоришь… – протянул он задумчиво сказанную ей ранее фразу. – Тогда это будет не скоро.

– Главное, чтобы дочь не пошла по моим стопам, – она выпустила небольшое облако дыма, которое тут же растаяло в воздухе. – А что до мечей… то меня не интересует ничего, что не касается Дезвельта. Сейчас мирно, пусть и мир встревожен беспочвенными слухами.

– Будь они пусты, то я бы не пришёл к тебе, – он поспешил с ответом.

Женщина едва чуть было не сломала самокрутку пополам. Она посмотрела на гостя и после, спустя несколько минут молчания вновь устремила взгляд на горы, прошептав:

– …рассказывай.

 

Толмир. Саргат

 

Свернув за угол перед нами показался большой деревянный двор. Хех, судя по звукам там кто-то убирается и прямо… да, прямо у порога. Наверное, Альмира подметает, как нельзя кстати! Открыв деревянную калитку, я пропустил девушку вперёд и тут же её обогнав решил поприветствовать хозяйку дома первым.

– Доброе утро, тётя Альмира, –  я поздоровался с полноватой женщиной, которая даже не заметила, как мы подошли к ней.

– Ох! – Альмира отпрянула в сторону испуганно посмотрела на нас, но тут же её лицо расплылось в широкой улыбке. – Саргат! Вот так редкий гость! Неужели подшить чего нужно?

– Хорошо, что нет! – я рассмеялся. – Одежда нужна.

– Ох, не часто же ты обращаешься ко мне за подобным, неужто серебром разжился?

– Да не для меня, для… – я задумался.

Вот же дурак! Как я об этом то не подумал?.. Кем бы её… ммм…

– Ох, а кто это с тобой? – она перевела взгляд на Маррил.

– Это… Сая, – я указал на девушку, которая тут же посмотрела на меня немного испуганным взглядом. – Сестра.

– Вот это да! Ты же рассказывал, что она погибла!.. – женщина чуть ли не присела от неожиданной новости.

Альмира всегда была чувствительна к подобным вещам. Очень добрая женщина.

– Ну… – я обнял девушку за плечи. – Как видите, жива она! Вот решили одежды прикупить, а у вас, тётя Альмира, я видел чудесные платья!

Что-что, а немного лести не помешает.

– Ой, парочка есть, – женщина приободрилась. – Ну, пойдёмте.

Хорошо, что в голову пришла правильная мысль. Конечно… это было не лучшим вариантом, давать ей имя моей сестры… ну, пусть. Надеюсь, я поступил правильно.

Дом Альмиры был ещё более огромным внутри, чем снаружи. Вообще, раньше она вместе с мужем держали здесь таверну, ещё тогда, когда торговый путь проходил через Толмир до самого Селвира и пользовался популярностью. Сейчас же река изменила свой привычный путь, и дорога превратилась сплошную грязь, через которую не так-то и просто проехать. Несколько лет назад тракт изменили, проложили путь через Моноку благодаря чему сожжённая некогда деревня обрела вторую жизнь, да не просто вторую жизнь, а стала по-настоящему процветающим местечком. Толмир же словно вымер и практически никто суда больше не суёт носа. Плохо? Может, но и хорошие стороны в этом есть. По крайней мере теперь здесь можно спокойно жить да не тужить, занимаясь своими делами не думая, что кто-нибудь да проберётся к тебе в дом пока ты в отлучке.

Остановившись напротив одной из комнат Альмира подозвала Маррил, но та в свою очередь немного отдалилась и встала за моей спиной.

– Не бойся, она очень хорошая женщина, – я кивнул девушке. – Тёть, ты уж прости её…

– Нет-нет, всё хорошо, – она покачала головой. – Всё сделаем в лучшем свете, а ты там не подглядывай!

– Пф, больно надо, – я отошёл в сторонку, подгоняя девушку. – Хоть покажите мне её потом.

– А это уж смотря как вести себя будешь, – Альмира пропустила в комнату Маррил и войдя следом закрыла за собой дверь.

Пойду посижу у порога, чего мне тут суетиться. Можно было бы и по дому побродить, да не красиво это будет, без хозяйки всё осматривать. Пусть я у неё и бываю частенько, но дальше пары комнат никогда не заходил, не говоря уже о втором этаже. Дарик же её сын, вроде бы… верно? Никогда его тут не видел, так что может и ошибаюсь. Наверное, сложно всё это содержать одной, а тут одной уборки то на весь день, а может и не на один.

 

– Саргат! – донёсся до меня крик Альмиры.

Закончили уже? И часа не прошло… надеюсь. Не заметил, как время то пролетело. Подойдя к комнате, я хотел было постучать в дверь, как она распахнулась, и встретившая меня женщина тут же потянула меня за рукав.

– Заходи-заходи, – сказала она довольно и поспешно. – Смотри, какая красота!

Я повернулся.

Коричневое платье свободного кроя чуть ниже колен вкупе с серым поясом сидело на Маррил так, словно оно вообще шилось специально для неё. Несколько кружевных узоров украшало небольшой вырез спереди, который даже не доходил до небольшой груди. Концы коротких рукавов так же украшали узоры. Если ко всему прочему прибавить цвет её волос… приятный, пепельный цвет, то… это буквально меня… пленило?

Эй, эй, тише, Саргат, вилами тебя дери!

– Ой смотри-ка, как засмотрелся, – засмеялась женщина, заметив мой смущённый взгляд. – Красота то! Впервые вижу такую красивую девушку, прям как я в молодости! Вот, повяжи пояс, а то ветер-озорник будет тебе козни строить.

– Да бросьте, тёть Альмир, вы всё ещё молоды, – я улыбнулся, доставая свой мешочек монет. – Сколько?

Лучше заплачу я, а то если Маррил протянет пару золотых… в деревне, где всё в серебре считают – это вызовет лишь подозрения.

– Да так берите, мне не жалко. Оно давно у меня лежит, не убудет.

– Не могу я так, – я достал десять серебряных монет и протянул их женщине. – Вот, как в прошлый раз за куртку с рубашкой.

– Саргат, не спорь со мной, – Альмира покачала головой.

– А вы не спорьте со мной, – я положил монеты на стоявший возле входа маленький шкафчик. – Это же невероятно красиво! Уверен, я даже мало дал!

– Да чтож ты делать будешь, – возмущённо, но с довольным лицом ответила женщина. – Упрямее всех упрямцев!

– Ох, и я горжусь этим! – я играючи поклонился.

Маррил, наблюдавшая за всем этим тихонько рассмеялась.

– Хоть составьте старухе компанию за столом, – она покачала головой, вручив мне в небольшой сумке прежнее платье Маррил. – А то тут одной и с ума сойти можно, поговорить даже не с кем.

 

Спустя десять минут мы уже сидели за просторным деревянным столом на кухне. Чайник в печи уже начал закипать и женщина, поставив поближе заранее приготовленные кружки начала наливать в них кипяток. Открыв один из шкафчиков, она так же поставила на стол корзинку с различными пирожными, булочками и после чего уже сама устало плюхнулась на стул.

– Ну, Саргат, чего расскажешь? – довольно сказала женщина, добавив: – Да не сидите как вкопанные, кушайте! Только сегодня у Калира булочки взяла.

– Да нет, спасибо, мы уже завтракали, – я отпил горячего чая из кружки. – Да ничего нового, всё так же. Вы уж лучше расскажите, чего в деревне происходит? А то я-то живу сам по себе, да не ведаю что тут, как тут.

Булочки от Калира?.. Быстро он.

– Ой, – она махнула рукой. – Всё, как всегда. Дарик мой у Калира больше времени проводит, частенько дома не ночует. А этот попугай то и дело что свои крысиные глазки мне строит.

– Калир то? – я удивился. – Ария из него начинку для его же булочек сделает, если узнает.

– Да она и знает, я рассказала, – вздохнула женщина. – Только чего тут? Ничего она не сделала, сказала мол, устала она от него. Может ухажёр какой появился.

– Может, – я согласился. – А чего муж ваш?

– Он похуже всех, всё время в своей кузне проводит. Уже неделю о нём ни слуха, ни духа. Помер чтоль, да далеко идти, узнавать.

– Ну если буду там, то зайду, спрошу, как он.

– Спасибо, – она кивнула и взяла булочку с корзинки, оторвала от неё кусочек и положила в рот.

Нет, засиживаться здесь не вариант. Я-то знаю, сейчас пойдут расспросы за Маррил, да и она тоже это понимает… всё на дверь посматривает, да на меня косится. Эх, чего бы такого придумать…

– Ах, чуть не забыл, – я наигранно и легонько стукнул по столу. – Идти нам надо, тёть Альмир.

Женщина расстроенно вздохнула.

– Дарика сегодня видел, – я чуть перевёл тему, вставая из-за стола. – Он утром ко мне заезжал, за мукой для Калира, ругался.

– Ммм, – женщина не обратила на меня внимания и проглотила булочку.

Она как-то… в лице изменилась, что ли. Взяв другую булочку, она с жадностью запихала её чуть ли не всю в рот.

– Да нет… всё в порядке, – я отошёл к двери, потянув за собой Саю.

– Фкуфно, – довольно сказала с набитым ртом Альмира, тут же беря с корзинки ещё одну булочку.

– Ну… мы пойдём…

Она, казалось бы, не обращала на нас какого-либо внимания. Захватив у двери сумку, я тут же вышел из комнаты и взяв за руку Маррил тут же пошёл к выходу. Даже как-то страшновато стало… Может, всё же одиночество даёт о себе знать, и она уже «того» ?.. Действительно с ума сходит?..

– До свидания… – едва слышно произнесла Маррил, но женщина всё так же была поглощена выпечкой.

 

– Странная она что-то стала, – вздохнул я с облегчением, когда мы вышли от Альмиры.

– Добрая женщина… – на Маррил, казалось бы, это не произвело какого-то впечатления. То и дело девушка рассматривала платье и даже несколько раз покрутилась вокруг себя. – Такое лёгкое!..

– Хех, теперь прятаться особо тебе не придётся, – сказал я с облегчением. – Вот только волосы…

Её причёска, не говоря уже о цвете не подходит к образу обычной деревенской девушки. Вот как пить дать, точно не подходит. Может, убрать заколки и распустить волосы?

– Остановись-ка, – я встал пред ней и аккуратно убрал заколки с её волос. Освободившиеся волосы под собственной тяжестью упали, частично скрыв лицо, но я тут же их поправил. После вручил заколки девушке. – Простая причёска подойдёт тебе больше.

– С-спасибо… – Маррил смутилась и вновь поправила волосы, но как она так умело спрятала одни локоны за другими, да так, что это всё держалось и без заколок поставило меня в тупик. – А куда сейчас?..

Куда значит. И правда, что-то об этом я не задумывался… и вообще, для чего мы за одеждой ходили?..

А!.. Она хотела прогуляться по округе. Но где именно? Небо…

Я посмотрел наверх.

Да… небо затянуто тучами… может к вечеру опять будет дождь, как и вчера? Далеко уходить не следует, да и в деревню сейчас идти затея не из лучших. Тогда, может просто побродить около берега? Да нет, там грязи будет с несколько телег. Да и душно что-то тут…

Придумал! Предлесок, к которому и подходит река. Тропинки там есть, да и почва не такая глинистая. Красиво, грязи мало и река. Можно, конечно и вовсе с мельницы не уходить: речушка то и там течёт, но все же уместнее будет отвести её туда. Да и свежо там.

Тьфу… надо было у Альмиры и за обувь спросить. Жалко мне сапожки, что на Маррил… уж слишком дорогими выглядят. Однако, лучше не возвращаться. Впервые видел, что бы человек с такой жадностью ел, будучи не голодным. Интересно, это из той муки, что я Калиру привёз?.. Да нет, навряд ли. Слишком долго печь греть, а если он был готов заранее, то нужно было Альмире попросту выжидать Калира с первой же партией… Да нет, бред это какой-то. Придумается же мне.

– Саргат?..

– Ах, прости, что-то задумался, – я встряхнул головой. – Знаю я местечко: там и речка, и лесок. Красивые места.

– Хорошо, – девушка довольно кивнула.

 

Предлесок является частью леса, который уходит узкой полосой вплоть до гор. Пусть он и не такой большой как лес Зова, но даже в нём можно потеряться с довольно большим шансом не вернуться обратно. Правда для этого нужно совсем не уметь ориентироваться в подобной местности, чем похвастаться могут на удивление большая часть наших жителей. Однако, даже если потеряться, то на помощь придёт наша речушка – Мирит, которая берёт начало у подножья гор и стекает вниз, неся свои воды через наши леса и поля. Так что достаточно выйти к реке, а там уже без особого труда можно выйти к деревне следуя вдоль берега.

– Здесь так красиво! – довольно воскликнула Маррил за моей спиной, хотя мы ещё и не вышли на полянку. А в прочем, вот и она!

Небольшая поляна в окружении высоких зарослей молодых деревьев и плавно переходящая в чистый песчаный, обрывистый берег. На самом деле я частенько здесь бываю и сомневаюсь, что кроме меня суда ещё кто-то ходит. Рыбачить здесь хорошо, когда вода поднимается. Именно в такие дни здесь образуется хорошая заводь, а благодаря довольно твёрдой почве и слабому течению берег практически не разрушается.

Отойдя в сторону и дав девушке пройти вперёд, я присел на большой ствол давным-давно упавшего дерева. Да уж, передвинуть его в сторону с центра поляны стоило мне когда-то огромных усилий.

– Здесь намного свежее, чем у дома той тётушки, – довольно сказала Маррил, вдыхая полной грудью воздух.

На самом деле я уже устал удивляться её спокойствию, даже несколько раз появлялась в голове мысль, что меня попросту обманывают. Правда, когда я вижу, как она радуется таким мелочам… то подобные мысли попросту исчезают. Ну кто будет радоваться простой прогулке!..

– Здесь нет особо живописных мест, на самом деле.

– Это не главное, – тут же ответила мне девушка. – Красота есть даже в самых незначительных и невзрачных вещах.

– Тогда что здесь ты можешь найти красивого? – я усмехнулся.

– Всё, – казалось бы, она ответила коротко, но после взглянула на меня и указала рукой в сторону. – Молодой лес, который только-только начинает тянуться к этому пасмурному небу; река, которая несёт свои воды далеко-далеко, старательно избегая крупных преград на своём пути. Даже ствол дерева, на котором ты сидишь является частичкой прекрасного. Здесь нет ничего лишнего, ни каких-нибудь трухлявых досок или разбитых молотом камней…

– Вся природа прекрасна, особенно если она является нетронутой руками человека. Ты к этому клонишь? – я выпрямился, спина издала слабый хруст в нескольких местах.  – Здесь я с тобой согласен.

Девушка молчаливо улыбнулась и вновь повернувшись к реке наклонилась вперёд, старательно разглядывая то, что находится за краем маленького обрыва.

– Эй, лучше не подходи близко к…

 

#ГРОХОТ#

 

Девушка издала громкий крик и плюхнулась в воду.

Недолго думая, я перевалился через бревно и ломая заросли молодых веток устремился вперёд, чтобы успеть перехватить девушку в воде. Через несколько метров я уже оказался у обрыва, но споткнулся об торчащий корень и не менее шумно улетел вперёд.

 

#ВСПЛЕСК#

 

Ударившись плечом об дно, я сгруппировался и оттолкнувшись ногами от небольшого камня вынырнул, открыл глаза и тут же начал искать девушку, которая через миг оказался прямо передо мной.

 

#УДАР#

 

Я вновь ушел под воду. Выровнявшись и нащупав ногами дно, я оттолкнулся от него и вынырнул, с жадностью вдохнул холодного воздуха, открыл глаза. Девушка уже успела ухватиться за меня испуганно смотрела по сторонам.

– Держись крепче, – сказал я пытаясь привести своё дыхание в порядок и уперившись ногами в дно попытался остановиться. Течение, с которым я до этого момента мог спокойно совладать теперь будто било с удвоенной силой, откидывая меня как можно дальше от берега и ведя в более глубокие места, к середине русла.

Попытавшись развернуться и твёрдо упереться ногами в каменистое дно, я получил волной по лицу, но всё же смог удержаться и теперь стоял против течения, которое медленно продавливало меня назад. Маррил воспользовавшись моментом ухватилась за спину и обняла ногами за корпус, вцепившись на меня настолько крепко, насколько она вообще была способна. Вздохнув, я вновь развернулся и подгоняемый течением побежал вперёд, понемногу двигаясь в сторону пока не достиг берега. Ухватившись за свисающую ветку тут же, из последних сил потянул её на себя, выбравшись наконец-то на берег.

– Вот об этом я и хотел сказать, – я усмехнулся, всё ещё тяжело дыша. Расслабив хватку, Маррил тут же повалилась на сухой песок и перекатившись на спину пыталась отдышаться.

Вот дела! На ровном месте!.. Сердце бьётся как сумасшедшее… и это у меня! Не представляю, что сейчас происходит с Маррил, которая наверняка впервые попала в такую ситуацию. Я взглянул на девушку, но заместо уставшего и испуганного лица увидел её буквально светящуюся от счастья с ниспадающей улыбкой на устах. Она качала головой из стороны в сторону, разглядывая пасмурное небо и пыталась привести своё дыхание в порядок.

Понятно, значит точно вкусила впервые подобного чувства. Есть люди, которые после опасной ситуации пытаются прийти в себя, осмысливают происходящее и стараются успокоиться, но у людей вроде неё подобного нет. Они радуются, наслаждаются этим чувством. Я так же слышал, что даже среди них случаются исключения: люди радуются не после подобных экстремальных ситуаций, но даже во время них. Много великих воинов пробивали путь к вершине благодаря этому чувству буквально смеясь в пылу битвы.

– Это… так захватывающе! – воскликнула Маррил медленно приподнявшись. Её волосы теперь были совершенно прямыми от влаги, но и грязными от налипшего поверх песка. Правда я не вижу, что это её как-то волнует.

– Лучше переодеться в сухую одежду, – подумав, сказал я. – Нужно вернуться на мельницу.

 

Развесив одежду, я показал Маррил как совладать с хитроумным механизмом и помыться под тёплой водой, а сам, пока появилось немного свободного времени отправился на кухню готовить чай. Хорошо, когда есть запасы различных трав, причём не только собранные мной в окрестностях, но и купленные в Дламронге у торговцев травами.

Пару раз в год в Дламронге устраивается ярмарка для купцов со всего мира. Если суметь туда попасть, то можно найти такое, что ни в одном уголку нашего королевства встретить попросту невозможно. Я несколько раз успевал на них попасть, но покупал лишь нужное – серебро я привык откладывать на более нужные вещи, а не на безделушки или красивые наряды. Наверное, это и отличает деревенского жителя от городского – отсутствие лишних растрат.

И всё же… этот сон. Подобные сны мне раньше частенько снились, но почему… сейчас? Они совсем не такие, как обычные сны. Однажды я блуждал в кошмаре лишь пару часов в то время как здесь прошло несколько дней. Если бы Триша не позвал вовремя нашего знахаря, то неизвестно чем бы всё это дело закончилось.

Точно!.. Милфор! Я же хотел сходить к нему и расспросить по поводу того мага… или духа… а может я просто уснул и мне это привиделось? В любом случае, если эти сны продолжатся, то мне придётся к нему идти за очередным зельем от кошмаров. Может, хоть в этот раз поможет.

Если мне вообще способно что-то помочь.

 

После ужина мы отправились наверх. Маррил вновь улеглась на кровать, а я, умостившись в кресле откинулся на мягкую спинку. Снаружи уже как час шёл дождь, приглушённый шум которого был отчётливо слышен в комнате. Я даже не заметил, как стемнело, а после сегодняшних похождений и вовсе клонило в сон. Н-да… и настроение упало. С чего вдруг?..

– Скажи… – приглушённо обратилась ко мне Маррил. Она лежала спиной на кровати свесив ноги, то и дело поворачивая голову в мою сторону. – У тебя… есть сестра?

Ох… ведь и правда. Я… сегодня представил её как Саю.

– Была, – я мягко улыбнулся, поднял голову и посмотрел на неё. – Она погибла много лет назад. Просто я не знал, как представить тебя… сказал, что первым в голову взбрело, прости.

– Вот как… – она задумалась, а после, словно вспомнив что-то подскочила с кровати. – Н-нет, это ты меня прости, я не хотела напоминать!..

– Ничего страшного, – махнув рукой и взяв со стола кружку с чаем я сделал небольшой глоток уже успевшего остыть напитка. – Я уже давно не придаю этому значению. Это было давно и осталось там. От той жизни у меня осталось не много, за что я бы мог держаться.

– Ты всегда жил здесь?

– Нет, – я покачал головой. – Я родился в Моноке.

– А почему оказался здесь? Монока же далеко отсюда.

– … , – я поставил кружку на стол и вновь откинул голову назад. – Уверен, что ты слышала об «Белой резне».

– Д-да… – она села на кровати и неуверенно кивнула, словно ожидая какой-то истории. – Когда лурдисы напали на Моноку.

– Хах, – я грустно усмехнулся. – Тогда Моноку сожгли дотла вместе с жителями, оставив на её месте лишь голую землю. Там даже не осталось и пепла. Просто пустота.

– Но как?..

– Не знаю, – я пожал плечами. – Пусть я и видел это своими глазами, но никогда не смогу в полной мере осознать то, что там происходило.

– Т-ты…

– Я выживший.

– Но ведь всех…

– Почти, – я прервал её.

Конечно же… никто, наверное, и не знает, кроме нескольких людей о том, что кто-то выжил тогда.

– В ту ночь выжило лишь три человека и один находится прямо перед тобой, – я указал на себя, грустно улыбнувшись.

– Я читала, что выживших не было!.. – удивлённо воскликнула девушка.

– Мы просто исчезли, – тут же ответил я. – Я, старик Мурд и Милфор. Они привели меня суда, а Триша, здешний мельник приютил и сделал из меня своего подмастерья.

– Они живы? Тоже живут здесь?

– Да. Мурд – кузнец, муж той женщины, у которой мы сегодня были. Милфор – знахарь. Они, как и я живут на отшибе, только в другой стороне, ближе к горам, – я указал рукой в сторону гор.

– Невероятно!.. Ты прошёл через такое… – в её голосе почувствовались нотки грусти.

– Может быть, – я допил чай и поставил пустую кружку на стол. – Но моя участь на фоне людей, что прошли целые войны не такая и тяжёлая.

– Я… – она резко замолчала, но потом, словно решившись сказала: – Меня… хотели выдать замуж.

Ох… вот такого я не предполагал. Однако, такие браки нормальны среди богатых, разве нет? Я слышал даже, что и люди из разных деревень стараются выдать своих дочерей за сынов купцов или знаменитых ремесленников. Подобная традиция создана для того, чтобы дать своему роду славу, богатства или власть.

– Значит, ты из-за этого сбежала?

– Нет, – она ответила быстро. – Это просто… просто…

Ах, я понял.

– Завершающий штрих, да? – словно держа кисть, я провел черту в воздухе.

– Да!.. Я не хотела, чтобы так всё обернулись, но меня отказались слушать. Я не хочу выходить замуж за какого-то шута, – её голос изменился на рассерженный. – Он то и дело кривлялся, строил из себя… героя.

Я рассмеялся.

– Прости-прости, – я попытался успокоиться. – Неужели он так плох?

– Он пуст, – она покачала головой, а после опёрлась спиной об спинку кровати и обняла колени. – Буквально вчера он явился ко мне с цветами и признаниями в любви, но по нём было видно, что он просто… просто играет. Я впервые его увидела лишь несколько дней назад!

– Так почему же он пуст?

– Я… просто понимаю, что он не сделает меня счастливой. Если свадьба состоится – это будет большой ошибкой, я чувствую это. Но мама… она не слушала меня, и я… я просто сбежала, как появилась возможность. Подальше оттуда, подальше от клетки. Хотя бы… хотя бы на чуть-чуть…

Она замолчала. Мне даже показалось, что я услышал тихие всхлипы… она плачет?

– Не переживай, – я попытался её успокоить. – Ты можешь здесь пожить, если конечно хочешь. Всё равно тебе некуда идти, кроме как назад.

С ней… не плохо. Если честно, то…

Да, мне нравится её компания. Довольно весело… и интересно. Странное ощущение, словно сейчас я свернул с тропинки на другую и не представляю, куда она меня приведёт.

Пусть поживёт у меня какое-то время. Почему бы и нет? Хоть поговорить есть с кем. Настоящий живой человек! Да и раз такое дело… почему бы не сделать доброе дело. Хотя, её родители не посчитали бы это хорошим, я уверен. Если она сбежала перед свадьбой… они наверняка вне себя от злости и как бы мне это не аукнулось. Хотя кто будет искать в такой дыре?.. А если чего, то спрятаться здесь проще простого

– Мне… можно остаться?.. – она сказала это таким голосом, словно сейчас в ней бушует целый шторм из различных эмоций.

– Мне приятна твоя компания, так что я не против.

Я сказал это…

Проклятье, надеюсь это не прозвучало как…

– С-спасибо! – она вновь начала запинаться и тут же отвернулась от меня, замолчав.

Хех, ладно, сказал и сказал. По голосу могу сказать, что она этому рада, а значит ничего плохого в этом нет. Верно?

Будет интересно.