глава первая, art, image, nicky d regem, regem info, ники регем, арт, картинки, обои на рабочий стол, творчество
Чёрный светлячок,  Книга и Истории

Чёрный светлячок. Глава первая: «Поездка»

Чёрный светлячок

«И сказка может стать частью трагедии.

Глава первая. Поездка

Твердыня Тэара Времени, Момара

Пара игральных костей упала на стол.

– Вот же проклятье! Опять проиграл! – возмущённо воскликнул человек одетый в коричневый махровый халат, после чего откинулся на спинку мягкого кресла. – Что не делай, а у тебя всё время выпадает «ноль»! Что за магия то?!

Человек, чьё лицо было скрыто под глубоким капюшоном выцветшего давным-давно плаща улыбнулся. Он сидел напротив в точно таком же кресле.

– Это не магия, Момар, это… – он откинул в сторону плащ. Взяв из нагрудного кармана куртки небольшой кусочек угля, он вытянул перед собой руку.

– Да-да-да, знаю я! – раздражённо прервал его Момар. – Судьба это, конечно! Вечно одно и тоже повторяешь, достал уже. Хоть бы слово новое выучил за очередное прожитое столетие!

Из воздуха медленно, собираясь из малейших частиц света появилась большая книга в старинном толстом переплёте. Книга опустилась ему на колени и распахнулась, после чего мужчина в несколько движений пролистал её до нужной страницы и принялся делать необходимые ему записи кусочком угля.

– Ведь так и есть, – спокойно ответил Момару мужчина, не отвлекаясь на разговор больше, чем оно того стоило. – Бессмысленна борьба с тем, что не поддаётся никакому контролю.

– Контроль-контроль… И кого ты спас на этот раз, м? – Момар продолжал злиться. – Ты всё время вмешиваешься в дела людей!

– Я?.. – недоумевая спросил его мужчина.

– ДА, ТЫ!!! – Момар практически закричал, встал с кресла.

– Господин, будьте благоразумны, – строго отчитала Момара женщина, стоявшая неподалёку и наблюдавшая за их игрой.

– Эх… – наткнувшись на неожиданно появившуюся преграду Момар тяжело вздохнул, а после сел обратно, вновь откинулся на спинку кресла и укорительно посмотрел на мужчину. – Это бессмысленно, брат. Время – абсолютная сила, нерушимая и великая! Его не остановить, ничем не задобрить. Оно найдёт и пожнет свою жертву, как бы сильно ты не старался её спасти.

Мужчина улыбнулся, из-под капюшона показались малинового цвета волосы.

– Слышал бы твои слова Неллешар…

– Его больше нет! – вновь прервал его Момар. – Неллешар пал, он оставил своё «ар»! Теперь он всего лишь Неллеш, жалкая душа, заточённая в кристалле. Сколько ты будешь напоминать о нём? Это запрет.

Дописав, мужчина словно пушинку подкинул огромную книгу в воздух, и она тут же исчезла. Повертев уголёк в руке, он вернул его в карман, после чего встал с кресла и поправив плащ направился к двери.

– Что, уже уходишь? – с частичкой грусти спросил Тэар Времени. – Неужели не дашь шанса на реванш?

– Ты будешь скучать? – усмехнулся мужчина.

– Хах, вот ещё, – Момар взмахнул рукой, забрав со стола кости и не глядя кинул их гостю.

Мужчина поймал их и после также, как и уголёк положил в нагрудный карман куртки.

– Просто ты единственный, кто может меня обыграть и это меня злит!

– Тебе нужно что-то делать со своим вспыльчивым характером, Момар. Время идёт, всё кругом меняется, но не ты. Ирония, не правда ли?

– Тц… да иди ты, братец.

– Куда Вы направляетесь сейчас, господин Сар’залар? – спросила мужчину служанка.

– К своим любимым людишкам, опять кого-то спасать, – усмехнулся Момар. – Скажи мне, брат, почему Тэар Судьбы так любит вмешиваться в судьбы других существ? Чувство вины за случившееся? Это не твой народ, не ты их покровитель.

– Их покровитель «мёртв», а кто если не я присмотрит за ними? Тем более, в отличии от вас я никого не создавал. Я лишь наблюдатель.

– Тогда почему?

– Не знаю, – моментально ответил мужчина. – Это роль, которую даровал мне «отец». Это моя Судьба. Да и странные слухи в последнее время ходят по Ойвару.

– О чем ты? – удивился Тэар Времени.

– Луардар вновь взялся за былое, – выдержав паузу, ответил Тэар Судьбы. Он повернулся, облокотился спиной об дверь. – Назревает новая война.

– Война? Да пусть! – вздохнул с облегчением Тэар Времени. – Лурдисы – это воинствующая раса, для них это нормально. Не будем же мы каждый раз вмешиваться в дела других?

– Будь это просто война, коих за нашу жизнь мы не мало повидали, то пусть, с этим ничего не поделать.

– Так почему же ты беспокоишься об этом?

– Война с Дезвельтом, – вздохнув, сказал Сар’залар. – Она закончится немыслимой трагедией.

Сидящий в кресле мужчина приподнялся и повернулся к гостю.

– Ты… хочешь сказать, война против людей?..

– Да, а вернее их уничтожение.

– Глупость! – Момар ударил кулаком по столу. – Луардар бы не пошёл на такое, мы же дали клятву!

– Как знать, – спокойно отреагировал мужчина в капюшоне. – Луардар изменился с тех пор, Момар. Он уже не тот, кто по доблести и чести когда-то равен был Неллешару.

– Если начнётся война, то баланс в мире пошатнётся… – стиснув зубы от злости, Момар попытался успокоиться. – Нужно рассудить здраво. Что будем делать?

– Для начала – я встречусь с Луардаром, хотя перед такой встречей нужно наведаться к старому другу.

– «Другу»?.. – Момар удивился.

Сар’залар улыбнулся и толкнув спиною дверь вышел из комнаты даже не дожидавшись ответа от брата. Ответ, который Тэар Судьбы слышал далеко не единожды и ещё больше раз убеждался в этом сам:

– У обречённых на вечную жизнь существ не может быть друзей.

Толмир. Саргат

Новый день и новый век безумья. Это утро действительно не задалось. Едва встать успел, а уже рядом с мельницей целая телега с зерном. Хех, магия какая-то! А помогать кто будет, спрашивается? Тоже, магия? Зерно то не лёгкое, да и не мало его. Все перетягать, помолоть, а после уже мукой мешки набивать. Это же не за пару часов делается, но кому какое дело! Сроки, сроки у них, видите ли. Тьфу! Ненавижу урожайные годы, тяжело всё это, да и дело это не благодарное, мельником работать.

– Эй, Саргат, ты слушаешь меня?

Ну вот опять. Почему мне не дают спокойно делать мою работу? Только соседку выпроводил, что на навоз жаловалась за мельницей. На навоз то! Воняет он, знаете ли! Да тут он у каждого второго, кто хозяйство держит. Так я ещё на считай отшибе живу, а некоторые вывалят кучу посреди дороги и ходят, ароматом дивным наслаждаются. Помню года два назад, как мне мельница досталась, другой сосед просил её «перенести подальше, она всё время скрипит». Эх, старика моего на них нет. Вот бы он им высказал, а я.. а что я? Отчуждённость треклятая, не умею с людьми разговаривать.

На кого ты меня оставил, Триша? Хорошее время было, был я простым подмастерья, с зерном возился да в свободное время по лесам бегал. Не приходилось никого выслушивать, только пальцем с сторону мельницы показывал, приговаривая: «А что ко мне то? Вон, Триша зерно молит, у него и спрашивайте!». А сейчас… приходится вот таких выслушивать, да договориться.

А может ну его, работу эту? Уезжать отсюда надо, да чем скорее, тем лучше будет. Если война Дезвельта с Сейсеном начнётся, то под удар первым Толмир и попадёт. Деревушка то небольшая, но для королевства значимая, не говоря уже о городе. Для столицы мы – как одна большая ферма, которая кормит если не всех горожан, то уж подавляющее большинство. Что нужно уничтожать первым делом, на войне то? Конечно же источники продовольствия, ведь голодный воин может и сможет меч поднять да только взмахнуть им сил не хватит.

Нет Саргат, не нужно тебе вновь судьбу испытывать… не нужно.

– Эй, мельник, хватит делать вид, что меня здесь нет!

Я поднял голову. Да, это всё-таки он. Калир, пекарь. Жира в нём как у свиней, которых всё время потрошит наш мясник, да и ума в нём столько же. Хех, а лысина его всё ещё блестит! Я думал выкинул он это чудо-зелье. «Оно тебе все волосы вернёт!», – говорили те путешественники с Крит’роса, а на деле какой-то вонючий жир впарили за мешочек серебра. Вот уж дуралей, всем дуралеям дуралей.

Эх, но раз уж он здесь, то явно по делу пришёл. Не любит он со мной просто так разговаривать.

– Чего тебе?

– Ты что, не слышишь меня? Уже пять минут тебе тут кричу! – он топтался на месте, размахивая руками.

Тьфу, ворчливый… наверняка опять наглеть начнёт.

– Да, не слышал, – я отмахнулся. Не говорить же, что я его игнорировал? Ору будет на всю деревню. – Так чего тебе? Явно не поболтать пришёл.

– Муку вези к Палтиру. Утром. Отказы не принимаются, – сказал он с важным видом.

Ну ничего себе, приказывать мне вздумал! Эх, и врезать нельзя… Всё же, он у меня эту муку и покупает. Припугнуть только если. Слишком уж меня злоба на него берёт, стоит увидеть только и всё, конец. Он слишком наглый, а наглость – плохая черта характера, в особенности у купцов.

– Чего застыл? – он перестал топтаться и возмутительно топнул ногой. – Муку вези, кому сказал!

Хах, чего?! Нееееет, это последняя капля.

– Я тебе сейчас эту муку сам знаешь куда засыплю, Калир, – сказал я сдержано, зашвырнув последний мешок на телегу. Сжав кулаки и развернувшись, я подошёл к нему вплотную. – Ты же знаешь, что я не тот парнишка, что у тебя работает. Я тебя терпеть не стану…

– Да я шучу, шучу! – он нервно улыбнулся, сделал пару шагов назад.

– Плохие шутки у тебя, – показательно хрустнув пальцами, я шагнул ещё ближе.

– Да ладно тебе! – в такт со мной он сделал шаг назад и упёрся спиной в мельницу. – Я же заплачу, заплачу за работу то!

Вот, уже лучше. Если не можешь ничего сделать – подкупи. Пусть он и мерзкий, но эта черта в его характере мне нравится. Да, не по совести это, но куда лучше, чем кулаком по роже получить. Я остановился, подумал.

– Пять серебряных, к вечеру будет мука.

– Много же! Три серебряных, не больше, – он попытался поторговаться.

Наверное, он думает, будто я не знаю, что Ария, его жена, сегодня поехала ткани отвозить на рынок Дламронга. Не считая его, только я и наш мясник имеют хорошую лошадь и крепкую повозку для дальних перевозок. Если он пришёл ко мне, то мясник ему отказал, следовательно, я здесь единственный, кто в праве устанавливать цену. Наглеть не буду, да и умника строить из себя тоже не стоит. Надавлю на жалость, ведь по-другому с него нормальную цену и не вытрясти.

– Калир, – я тяжело вздохнул, покачал головой, – понимаешь, мне придётся оставаться там на ночь. Даже если я останусь у Палтира, что навряд-ли, то как минимум лошади нужно хорошо поесть и вдоволь напиться перед дорогой. Это как минимум две серебряных, понимаешь? Не для себя прошу, а для лошади. Иначе вернусь я только через пару-тройку дней.

– А зерно то, кто молоть будет? – он испуганно посмотрел на меня.

Калир никогда не отличался особой сообразительностью, да и добряком я его не назвал бы. Для него, – пекаря и купца, моя задержка на неопределённый срок в городе ему не выгодна.

– Ладно, пять так пять, ни монетой больше! – он уверенно качнул головой, словно делая мне одолжение и протянул руку. Я улыбнулся.

– Порукам.

Вручив после мне пять серебряных монет, явно в приподнятом настроении он пошагал домой, что-то бубня себе под нос, но что я так внимания и не обратил. Пусть придумывает себе что угодно, но церемониться я ни с кем не буду. Надоело. Без подмастерья трудно. Я бы даже согласился в помощники какого-нибудь мальчишку, лишь бы мог ведро воды принести да мешок подержать.

Закрыв борт, что бы ничего не выпало, я покормил лошадь и наглухо заперев входную дверь на мельнице тут же полез в пристройку. Поскольку жить мне негде было, лучшим решением стало добавить к мельнице небольшой домик. Ух, сколько мы с Тришей труда в это вложили! Неплохо получилось. Только шатается немного. Хотя о чём я, ко всему этому я уже давным-давно привык, причём настолько, что иногда заснуть не могу без этого приятного «убаюкивания», хех. А скрипы! Это целая мелодия, нет, целый оркестр, который играет только для меня.

Хотя, почему только для меня? Соседи с этого бесятся, но это тоже в плюс.

Недавно решились одни приезжие у реки дом построить. Построили, а тут как давай ветра дуть, да днём и ночью! Скрипело так, что я сам долго с этим шумом спать не мог, а соседи то и вовсе, приходили ночью, просили что-то с этим сделать. А что я сделаю то, крылья сниму, когда уровень воды в реке упал? Хах! Молоть зерно то чем потом, руками? Смешно было и страшно, ведь всё-таки меня сжечь обещали. Благо потом вода вернулась и крылья уже были не нужны.

Мельница то у меня водяная, но и крылья имеет. Что делать, когда вода уходит и русло пересыхает? Тут-то и приходит на выручку хитроумный механизм. Единственный минус – нельзя работать тому и тому, нужно выбирать что-то одно, так что зачастую я крылья попросту закрепляю.

Надо хоть умыться и перекусить, а то работа да работа, некогда. Подойдя к бочке с водой и поставив фонарь, я начал рассматривать себя в отражении.

Эх, опять бриться, а то скоро борода виться начнёт. Нет, почему бы и нет… хотя… нет, всё же не стоит. До сих пор на некоторых участках даже волоска нет, безобразие получится, если отращивать бороду начну. Подстригаться тоже пора: уже ушей из-под волос не видно, а волос у меня то толстый, густой. Может в холода и удобно, но, когда в полдень еле ноги передвигаешь от духоты да жары невыносимой… да уж. Нужно состригать, пока совсем не зарос. Бородку, наверное, оставлю, а вот баки точно сбрею: стыдно на люди будет выходить, пусть людей то в деревне у нас и не много. Так, ладно, раз в город завтра, то хоть лицо приведу в нормальный вид, не позориться же.

Умывшись и скудно поужинав, я ещё раз проверил входную дверь и поднялся в комнату наверху.

Если снаружи складывалось впечатление, что это какая-то гигантская деревянно-каменная коробка, к которой приделаны не менее огромные лопасти, да водяное колесо у реки, то внутри это была не только мельница, но и самый настоящий дом, опять же, пусть и маленький. Пристройка была в несколько этажей: на первом кухня и баня, где главной, конечно же, являлась печь, а на втором уже пару жилых комнат. Одна комната для меня, а вторая старика… которая теперь пустует.

Свою комнату я старался сделать настолько уютной, насколько это вообще возможно.

Первым, что бросалось в глаза – большая бурая шкура на полу, а на стене, среди нескольких охотничьих трофеев висела и голова бывшего её владельца. Да… тяжёлая тогда была охота, спасибо, что вообще живой вернулся. Жаль нож потерял, ну и ладно, оно того стоило.

Пара кресел, просторная лавка с мягком обивкой и резной спинкой, стол, кровать, маленьких шкаф да всё из белого дерева. Хех, работа Мурда! Пусть он и кузнец, но плотник из него ничуть не хуже. В прошлом году я его выручил с зерном на зиму, так взамен отплатил он по-настоящему красивой мебелью. На самом деле, я хотел её продать тогда… не меньше пары золотых монет бы получил, а это для меня месячный заработок при условии, что я буду пахать в полях как лошадь, не говоря уже о помоле собранного зерна.

Эх, ладно, хватит уже с меня воспоминаний, успею ещё. Надо уже спать ложиться.

Значит, завтра выезжать утром, до полудня. К вечеру тогда буду уже в Дламронге. Интересно, что за дело то срочное, раз мука сейчас нужна? Я знаю, что у Палтира частенько заказы с дворца поступают, даже как-то приглашали там и печь, прямо во дворце, для королевской семьи, но он отказался. Почему правда, ведь такой шанс был! Надо будет спросить завтра.

О, а может, завтра какие-нибудь высокопоставленные гости к нам приезжают? Это, наверное, единственное объяснение, почему ему срочно нужна свежая мука. Однако я не понимаю, почему бы ему не приобрести её на том же рынке, её там достаточно. Поскольку Дламронг является столицей нашего королевства, то конечно же купцов там хоть отбавляй. Вот всё можно найти!

Ладно, спрошу всё завтра, чего гадать. Главное не забыть.

А теперь спать, вставать рано.

Сквозь сон я услышал громкий стук и чьи-то крики. Едва придя в себя, ещё даже не открыв глаза я уже понял, кто ломится ко мне в дом.

– Калир.

Опять эта заноза в заднице. Чего ему не спится? Я посмотрел на часы, три ночи. Три часа ночи, вилами его дери! Да он вообще ополоумел? Мы же договорились. Тьфу, как обычно, ничего нового. Вечно что-то случается. Ладно, нужно открыть.

Стоило мне и открыть дверь, как огромная туша чуть-было не сбила меня с ног.

– Саргат! Сколько тебя можно звать?! – он паниковал. – Это срочно! Нужно уже к обеду быть там!

А?

– Чего?.. – я сонно потёр глаза, встряхнул головой. Может ослышался?

– Ария вернулась, сказала, что Палтир попросил пораньше. Сегодня, после полудня приезжает какой-то принц из Крит’роса, так что заказ большой и срочный. Выручай, Саргат! Даю сверху три монеты, – он протянул мне три серебряных, – только езжай, сейчас же!

– Ладно-ладно, не паникуй, – я взял монеты. – Будет Палтиру мука к обеду.

После моих слов Калир чуть ли не в пляс ударился. Что-что, а таким счастливым я его не видел. Наверняка Палтир ему далеко не серебром заплатит…

– Когда за муку расплачиваться будешь? – решил я его немного успокоить, но вопреки моим ожиданиям, он сразу же ответил:

– Как приедешь – всё отдам.

– Ну всё, я тогда собираюсь и еду. Не задерживай, – я махнул рукой в сторону и поплёлся обратно в комнату за сумкой и верхней одеждой, не в одних же штанах мне в город ехать. Раз Калир сказал, что расплатится, то значит так и будет. Хорошо, теперь мне спокойнее.

Раньше, когда Триша мельником был, то он с Калиром уговор заключил. Пекарь помогает ему с полями и сборкой урожая, а Триша в свою очередь продаёт муку только ему и только по низкой цене. Все счастливы: у нас деньги, у него мука и главное, – без долгих поисков покупателя, что для Триши было настоящей головной болью. Поскольку сейчас самое время собирать урожай, то работы у меня просто-напросто навалом. Я даже толком и не участвую в уборке, только за мельницей присматриваю, да гружу-разгружаю. Золота немного, но на жизнь более чем хватает. Даже откладываю, вдруг что. Хватит с меня на жизнь приключений.

Иногда просто просыпаюсь ночью, от снов о прошлом. Ну… как снов, кошмаров. Лежишь и думаешь, как бы всё не повторилось. Ещё одного подобного раза я вряд ли смогу как-то пережить, уж как ни крути, а к этой деревушке я привязался.

Ладно, чего это я, нужно дела делать, а не с собою разговаривать. Ещё даже не светает, но думаю пока лошадь выведу, пока напою да всё укладу по своим местам уже и рассвет нагрянет. Набрав воды, я завернул за мельницу. Лошадка моя в надёжном хлеву, не под открытым небом же жить ей.

– Здравствуй, седая ты моя красавица, – сказал я с порога. Она встретила меня энергично, радостно. Может, предчувствовала, что в путь-дорожку рано утром отправляемся?

Добрейшие существа, лошади. Есть, конечно, агрессивные, прямо «злые», но это уже от хозяев зависит. Моя же с самого рождения спокойная, послушная. Мне даже, помнится, предлагали за неё горсть золотых монет, но я сразу же ответил отказом. Хорошую лошадь не купишь ни за какие деньги, вот и всё. Это всё равно, что купить себе друга.

После того, как я напоил и запряг лошадь, я заскочил наверх и забрав заблаговременно собранную сумку вновь закрыл все двери наглухо. Не хватало, чтобы в моё отсутствие здесь ещё кто-то лазил. Кого-кого, а любопытных везде хватает.

Как я и думал, после всех приготовлений начало светать. Хотя бы дорогу видно, пусть и не отчётливо. Ну, это пока. В принципе, хорошо, что так получилось. Дополнительно монет перепало, а жизнь без золота очень тяжка. Хорошо, когда есть своё хозяйство или свой огород. Пользуясь лишь дарами природы и прикладывая определённое количество усилий можно спокойно жить, тратясь на самое необходимое, то, что получить сам ты не можешь. Жалко, что сил нет на то, чтобы подобным заниматься, – работы мельника хватает более чем.

Чёрный светлячок. Глава первая: «Поездка» 1
Путь Саргата

Путь в Дламронг не столь длинный как кажется на первый взгляд. Пол дня пути, а если верхом на лошади и без лишнего груза – того меньше, где-то четверть. Тракт извилистый, но без крутых подъёмов и спусков, что не может не радовать. Единственное, за что обычно беспокоятся любые путешественники, хоть немного наслышанных о наших краях, так это Лес Зова.

Эй, стоит кто-то, на обочине то, прямо на стволе упавшего дерева. Надо же, в такую рань, да один здесь! Смельчак! Может, ждёт кого?

Подъехав поближе я наконец-то смог разглядеть незнакомца. И правда, человек. Хорошо, что не тварь какая-нибудь, а то тут до Зова рукой подать, уже окраину вижу. Ого, розовые… нет, малинового цвета волосы. Да, малиновый, точно. Ничего себе… Да ещё по плечи, а борода седая, с небольшим розоватым оттенком. Смотрит он куда-то в землю, спит может.

– Эй, мужик, ты чего тут один делаешь?

Незнакомец поднял голову, посмотрел на меня, но отвечать не думал.

– Может подвезти до города? Или ты в Толмир путь держишь?

– Город?..

– Тут же опасно, лес же неподалёку, – я махнул рукой в строну Зова.

Незнакомец посмотрел в сторону леса и после, словно обдумав моё предложение встал, спокойным, но твёрдым шагом подошёл ко мне и запрыгнул наверх.

– Спасибо, – сухо ответил мужчина. Он привстал, вытащил из-под себя свой выцветший бурый плащ и выпрямился, уставившись куда-то вдаль.

Дёрнув поводья, я ещё раз окинул путника взглядом и продолжил следить за дорогой. Не особо он разговорчив, да и ладно. Я сам частенько нуждался в помощи, так что отплачу добром за добро, которое ко мне проявляли далеко не один раз.

Лес Зова издавна считался не самым приятным местом. В основном из-за трёх причин:

Первая – живность. Не сказать, что в Зове полно всяких невообразимых монстров, нет, просто обычных тварей там пруд пруди. На сколько знаю, встречаются даже всяческие порождения магии, вроде Големов. Из-за всяких шуток да страшилок туда практически ни один охотник не заглядывал, а как итог – твари живут себе спокойно, да иногда на люд простой, что по тракту едет нападают. Поговаривают даже, что около года назад видели среди них одного очень опасного монстра, – Грум’рума, которого так же называют «Хозяином леса». Селятся они в самых непроглядных лесах, но не зверствуют так, как другие твари. Хозяин леса появляется только тогда, когда на лес напали: лесорубы там или кто-то специально поджог, хотя последних я вообще не понимаю. Зачем природу то губить, которая тебя кормит?

Вторая происходит от первой. Те охотники, которые не побоялись проверить правдивость слухов так из леса и не возвращались. Кто же возвращался – бредил, оттуда рассказы о короле-монстре и ужасах, что страшнее самых мрачных подземелий.

Третья и самая правдивая – окраина леса. Думаете, что раз в лесу твари разные, то вокруг их нет? Ага, ещё как есть. Даже больше скажу – сам встречал, благо это было далеко, и я с прямой спиной да решимостью в глазах поворачивал обратно. Бывало, что у окраины селились отчаявшиеся бандиты, тем самым поджидая наивных купцов. Есть же такие, по навешают на себя талисманов от всякой нечисти и едут, а тут раз, бандиты вполне себе настоящие, но при всём намного добрее монстров.

Так и живём, с одной стороны от деревни самый страшный лес на юге Дезвельта, а с другой – непроходимая горная цепь Гангат, которая так же является границей с королевством Сейсен. Наличие рядом враждующего с нами королевства тоже особо не прельщает, поскольку оно населено расой Лурдис – огненными созданиями, безумными и кровожадными. Конечно, официальной войны у нас нет… но они уже однажды напали… неожиданно. Да… тогда они сожгли мою деревню, тогда они… а, неважно, не буду портить себе утро неприятными воспоминаниями.

Да уж, даже не знаю, куда бы мне не хотелось попасть больше: в лапы монстров или в руки лурдисов. Думаю, лучше останусь я пока жить в деревне, поднакоплю да свалю куда-нибудь подальше, а то и в столицу. А что? Мне всего-то двадцать два, молодой да с пылким сердцем. Да и думаю если в стражи податься жизнь интереснее будет, чем до конца дней своих зерно молоть.

Вот и она… окраина. Это туман… или мне кажется?

Подъехав ближе, я понял, что мне не показалось. По земле, немного выступая из леса стелется туман и словно не пересекая какой-то границы исчезает, так и не доходя до тракта. Даже предлесок, который не менее густой, чем сама чаща леса пугает своим непроглядным мраком, который витает средь деревьев, а тут… зловещий туман, который из этого ужасающего леса и выходит. Даже здесь я чувствую тот холод, который излучает… всего лишь окраина. Проклятье! Надеюсь, всё обойдётся… ой как надеюсь!

– Страх – это не порок, – прошептал мой путник. Прошептал так неожиданно и твёрдо, что это даже успокоило.

– Тебе совсем не страшно? – спросил я его.

Он ухмыльнулся и посмотрел на меня.

Мужественное и… суровое лицо. Лишь по взгляду я могу сказать, что ему не меньше сорока, а по виду… не больше двадцати пяти лет. Странно. Его взгляд… как-то давит, странное чувство.

Будто мне смотрят прямо в душу.

– Я знаю того, кто мрачнее будет самой непроглядной тьмы, которая может существовать в этом мире, – он отвёл от меня взгляд. – Но это интересно. Что за сила исходит от леса?

Откинув плащ, он не пойми откуда достал огромную книгу. Моё внимание приковали непонятные символы на кожаном переплёте и пожелтевшие, небрежно лежащие страницы. Такое ощущение, будто эту книгу открывали бесчисленное количество раз. Непринуждённо открыв её, он спокойно, плавными движениями начал листать её. Иногда он останавливался, внимательно вчитывался в написанное, а следом смотрел на меня или на лес, а после через несколько секунд возвращался обратно к листанию своей книжки. Я же, постоянно отвлекаясь от дороги наблюдал за ним и пытался хоть что-то разглядеть, – настолько огромное любопытство я чувствую впервые в своей жизни.

– Саргат Соулф, верно? – спросил меня незнакомец.

Чего?! Откуда он узнал то?!

Хм… а если подумать, то может… это маг? Странная одежда и книга, большая похожая на таинственный гримуар и.. небывалое хладнокровие. Этим же можно объяснить и молодое на вид тело, и весьма немолодой взгляд.

– Верно, – спустя минуту размышлений, ответил я. – А ты откуда узнал?

– Вот как, – он улыбнулся, а потом, словно как ни в чём не бывало закрыл книгу, убрал её обратно под плащ и медленно встал. Ветер встретил его приветливо.

Эй, не нужно меня игнорировать!

– Спасибо, ты оказал мне услугу, – сказал он ненавязчиво, но с невиданной ранее ноткой радости в голосе. – Судьба улыбнётся тебе, юноша.

Лошадь резко остановилась, а я чуть было не улетел с повозки. Когда я вернулся на седушку, то незнакомца рядом не было.

Исчез! Этот мужик исчез! Призрак?! Вот он же был, а теперь пропал. Не растворился же он в воздухе, в самом то деле! Да и магии он никакой не показал. Да что происходит то?! Ну нет, ну нет! Надо поскорее уезжать отсюда, да подальше! Не доведёт до добра этот лес, ой как не доведёт!

Точно. Как вернусь, нужно в Милфору заглянуть, он же много знает о магии, да и сам, вроде бы, маг. Никогда правда не видел от него ничего сильного, но шарик света в воздухе он создавал прямо у меня на глазах. Чем не магия то? Надеюсь, он сможет объяснить… как у этого мужика получилось исчезнуть… вот так, быстро и безмолвно.

Сон как рукой сняло, а впечатлений хватит на месяц вперёд. Ладно, хоть окраину этого треклятого леса проехал.

Путь без размышлений – долгий путь. Дальше по тракту никаких опасностей не намечается. Ближе к городу начинают появляться небольшие патрули, организованные местной городской стражей. Меня однажды пыталась остановить свора каких-то мародёров, но после того, как они увидели за моей повозкой отряд конных стражей желание у них, по всей видимости пропало, после они поспешили куда-то спрятаться. Хорошо, что всё это было в окружении ещё даже не позеленевших полей и бежать им было некуда, так что, их быстренько скрутили и уволокли в город. Дальнейшая судьба этих отчаянных ребят мне не ведома, но и на том спасибо, не хватало мне ещё ограблений.

Нет, у меня конечно есть при себе меч, аккуратно спрятанный за дощечкой прямо возле седушки, но мой уровень владения оружием даже ниже, чем у нашего деревенского мясника. Надо бы взять у него ещё парочку уроков, а то разделывать тушки всякого мелкого зверья он меня научил, а вот как держать меч – нет. Или пойду к кузнецу. Только тот, как и я живёт на отшибе ближе к горам и особо не рад гостям, но думаю я его заболтаю. Уж что-что, а это я умею. Хорошо, что есть с кем тренироваться в этом интересном деле. Да, Саргат?

– Конечно, – я горько усмехнулся.

Поднявшись на небольшой холмик, дорога плавно пошла на спуск, открывая мне вид на самый величайший город королевства – Дламронг. Высокие, многоуровневые стены – одна из его особенностей.

Построенный ещё в давние времена на холме, этот небольшой город рос только вниз, каждый раз оборачиваясь очередной высокой стеной. Эти стены принято называть «Кольцами». Всего в Дламронге девять колец и на каждом таком «кольце» живут определённые люди, но, конечно, чем выше, тем дома побогаче. Хех, все стремятся к короне, ведь на самой верхушке, за «Первым кольцом» расположился Королевский дворец. Палтир… хм, а где живёт этот старый пройдоха то…

Верно, если память мне не изменяет, то Палтир живёт на «Четвертом кольце», которое так же заслуженно называют «Купеческим» или «Последним». Если прозвище «Купеческое кольцо» возникло из-за того, что большая часть проживающих там – купцы и мастера ремесленного дела, то с «Последним кольцом» всё ещё проще. На третье, второе и, конечно же первое кольцо необходимо разрешение. Другими словами, проход к богатым людям беднякам, вроде меня, запрещён. Хорошо, что мне и огромного рынка хватает за глаза, так что переться куда-то дальше него нужды не возникает. Порой идёшь так, смотришь на предлагаемые товары и думаешь: «Почему ты Саргат всего лишь мельник и у тебя нет лишней тысячи золотых монет?».

Пока я медленно проезжал по выстеленной брусчаткой дороге, то заметил, что в городе слишком много народа. Необычайно много. Может, праздник какой? Дак мы бы узнали. Или это из-за приезда того принца?

Вот и они, ворота «Четвертого кольца» находящиеся под пристальными взглядами стражников. Как и полагается, я свернул направо после того, как проехал через них. Именно в правой части «кольца» находилась пекарня Палтира, которую я увидел практически сразу. Думаю, стоит остановиться рядом с воротами. Едва успел я подъехать, как дверь распахнулась и навстречу мне выбежал худощавый человек, невысокого роста. Да уж, его сложно узнать без громадных усов, но это точно он.

– Утро доброе, Палтир. Успел?

– Саргат! Ты не поверишь, как я рад тебя видеть! Давай на задний двор заезжай, работы много у нас! – он был активнее обычного, но при всём этом – необычайно счастлив. Вот уж действительно, редкость.

– Работа, говоришь? У тебя же этот, как его, парнишка есть, имени не помню…

– Да хрен с ним, потом расскажу! За мной не постоит, ты же знаешь! – он заводил кобылу в ворота. – Сейчас помочь некому, все занятые. Хорошо, что Калир тебя послал, а не эту ведьму, – он немного изменился в лице.

– Что, Ария уже что-то натворила? – я удивился.

– Ого, да тут за пару слов и не расскажешь, – он побежал закрывать за мной ворота. – Давай, заказ большой, чем раньше справимся – тем лучше.

Работка оказалась не пыльной. Ну, точнее, наоборот, муку я перекидал практически в одиночку, пока Палтир возился на кухне. В основном то и дело что-то подавал, насыпал, доставал. Как я понял, никого, кроме посыльных со дворца здесь не было. Куда делась его жена с тем мальчуганом? Посыльные то понятно, ждут, пока Палтир напечёт всего, чтобы забрать. Видно, что нервничают, хотя от предложения поработать яростно отказывали. Значит, этот принц, или кто он там, только в пути. На часах ещё не было и полудня, когда я приехал, а сейчас время переваливает за час, странно.

Последним, что вызвало у меня недовольство оказался этот треклятый фургон. Вне всяких сомнений, хорошая повозка, ведь у неё крытый, овальный верх, но опять всё грузили мы с Палтиром.

– Я твой должник, – с облегчением сказал Палтир, после того как бесполезные посыльные скрылись за ближайшим углом. – Ты не поверишь, такая история…

– Палтир, не в службу, а в дружбу… есть чего пожевать? Я ночью выехал, мне бы перекусить, – я опередил свой урчащий живот в просьбе.

– Ну, тогда продолжим за столом, – он усмехнулся, закрывая ворота на большой засов.

Когда я проходил мимо одной из комнат, то увидел Милу, жену Палтира. Она лежала на кровати, похоже спала. Рядом с кроватью стояло ведро, несколько тряпок и нетронутая еда на стуле. Кажется, я начал понимать, в чём тут дело.

– Жена у меня заболела, – он начал свой рассказ, когда мы уже пили чай с свежеиспеченными булочками. – Уже как четыре дня, лекаря приглашали.

– И, что сказал?

– Да всё хорошо будет, покой только нужен.

– А тот мальчишка?

– Марик ушёл, ещё месяца два назад. К стражникам подался. Ну, сам знаешь, эти детские мечты…

Я чуть было не поперхнулся чаем, но одобрительно закивал. Вообще-то, я сам в последнее время думаю над этим. Почему бы в стражи не податься? Жалование хорошее, а если и есть дом где-то на окраине Дламронга, то жить сразу проще становится. На первое время меня может Рендальт приютить, он же кузнец, да и давно предлагал.

– Так ты теперь один значит, с бедами этими?

– Да уж, теперь ещё и гости эти во дворец повалили, чтоб им пусто было! А отказать нельзя! Король же, дело важное. Да что там, я и не прочь, только вторых рук нет. Сам знаешь, никого нанимать не стоит, только мешаться будут. Нужен человек со знанием дела… – он сел за стол и подпёр голову рукой, задумавшись.

– Я бы помог, Палтир, честно, вот только меня Калир потом месяц доставать будет своим нытьём.

После моих слов пекарь снова засветился от счастья.

– Работай у меня, Саргат! Мы то уже вон сколько знакомы, платить буду хорошо, комната одна свободна.

Он начал заваливать меня предложениями. Хитрый жук.

– Мне за мельницей присматривать нужно, Палтир, – я отрицательно покачал головой. – Сам же знаешь, больше некому… Триши давно нет…

– Решаемо, – он сказал это так уверенно, что я даже удивился. – Есть у меня на примете человек, отдадим в хорошие руки, да не за бесплатно. Или ты решил мельником до конца жизни работать?

Вот только давай без этого. Работать помощником пекаря до конца жизни ничем не отличается. Там я хотя бы мельник, уже хоть что-то.

– Да нет, Палтир, другие у меня планы на жизнь, извини, – я отпил из кружки. – Хотя мельницу бы кому-нибудь вручил. Я тут…

Стоит ли мне ему рассказывать про стражу? Хм, думаю нет.

– … я тут в подмастерья к кузнецу пойду, к Рендальту, может знаешь. Он меня давно звал, только добро в деревне некому передать

– Хм… – он задумался. – Понимаю. Жаль, что не хочешь у меня работать, однако ты подумай, подумай. Насчёт мельницы не волнуйся, поговорю с тем человеком. Кстати!..

Он резко вскочил, ушёл в другую комнату и вернулся уже со звонким мешочком в руке.

– Держи, это тебе за труды.

Я заглянул во внутрь. Да ладно! Тут же монет так двадцать, да все серебром!

– А не многовато, Палтир?

– Да всё в порядке, ты меня здорово выручил, – он одобрительно кивнул, словно что-то замыслил. – А знаешь что? Давай сегодня у меня переночуешь, а завтра уже отправишься обратно. Я как-раз переговорю насчёт мельницы.

Вот же хитрюга. Нет, ну Палтир, ты же в открытую сейчас меня пытаешься подкупить. Впрочем, он всегда был таким. Это единственное, чем Калир и Палтир похожи.

– Тогда если нужна помощь будет, зови, – я указал в его сторону булочкой. – Ночевать не буду, но вот до вечера задержусь.

– Знаешь же, – пекарь рассмеялся. – Мне и правда нужна свободная пара рук сегодня. Скорей всего вечером заказ и будет, так что не уходи далеко.

– Спасибо за обед, – я поблагодарил пекаря.

– Это тебе спасибо за помощь. Ты, всё же, подумай, – он продолжал настаивать на своём.

– Хорошо-хорошо, – я отмахнулся.

Нет, правда, хороший шанс выбраться из деревни в процветающий город. Я даже почти не слукавил, почти. Не буду же я ему говорить, что в стражи пойду? Он на меня потом год обиду держать будет, знаю я их семейку. Нужно бы наведаться к Рендальту, может он чего скажет.

Рендальт был потомственным кузнецом. Давно ещё, когда я жил в Моноке, то повстречался с ним при весьма обычных для деревни обстоятельствах – в драке. Как там говорится, «он мне, а я ему». Тяжело же мне тогда досталось. С тех пор и дружим. Он единственный, кого я могу назвать настоящим другом. Когда же я перебрался в Толмир, то позже повстречал Рендальта здесь, в Дламронге. Жаль только, что потом пути вновь разошлись. Когда я бываю в городе, то всегда заглядываю к нему, а он, несмотря на многочисленные заказы всегда уделяет мне время. Так и в этот раз.

Ещё не доходя до его дома, я услышал громкий лязг стали и сразу понял – кузнец погружён в работу. Зашёл во внутренний двор, постучал в дверь. Вернее, начал бить в неё со всей дури. Кузня у него на заднем дворе, а пройти туда можно только через дом. Он специально укрепил дверь и повесил рядом увесистый колокол, чтобы слышно было гостей, но звонить в него я не стану, шума много. Поскольку ответа мне не последовало, а лязг не прекращался, то придётся мне действовать, как и в прошлый раз. Не люблю я это дело. Тихонько отворив дверь, я, стараясь не шуметь прошёл по коридору, свернул на кухню и остановился у окна на задний двор.

Хах, а вот и он, трудится без устали. Пусть и возраст у нас один, но выглядит он старше меня на лет десять: густая чёрная борода, подвязанные в хвост волосы и смуглое, усеянное в шрамах тело. Седины разве что не хватает, но я думаю ещё пару лет, и она ему обеспечена.

Звон во дворе стоял ужасный, не удивительно, что он меня не слышит, да ещё и жарко. Пусть я и нахожусь вдали от печи, но мне от этого ничуть не легче. Как он это выносит? Невообразимая сила. Присев на лавку, я стал его ждать. Не стоит его прерывать. Рендальт из тех людей, которые проклиная свою работу больше всех вкладывают в неё сил. Ирония в том, что он не хотел быть кузнецом, но постоянные упрёки со стороны отца и просьбы продолжить семейное ремесло всё же вынудили его взяться за кузнечный молот. Как итог – он лучший кузнец в Дламронге и широко известен за его пределами. Его оружие пользуется уважением у знати, а броня у высших офицеров, – ветеранов военного ремесла. Особенно сейчас, когда у нашего королевства негласная война с Сейсеном он нужен как никогда и, я так понимаю, эта причина того, что он сегодня вкалывает с самого утра.

Прошло несколько часов, я уже было задремал, как вдруг лязг прекратился. Надо же, насколько я к нему привык, что чуть не заснул! Хех. Рендальт убрал молот в сторону и сунул раскалённое лезвие в воду. Воцарившуюся тишину вновь разорвало шипение, из таза с водой хлынули клубы пара. Рендальт тяжело вздохнул, вытер пот со лба и побросав все инструменты пошёл в мою сторону.

– Эй, хватит в облаках витать, – я поприветствовал его, когда он проходил мимо. Опять ушёл куда-то в себя.

Кузнец чуть было не вскрикнул, отпрыгнул от меня на метр, словно кошка, которую собака испугала. Хех, шипения не хватает, потому что глаза у него такие же выпученные.

– Ты чего, призрака увидел? – я усмехнулся.

– С-с-саргат, засранец! Т-ты меня так заикой оставишь! – он развопился.

– Давно не виделись, приятель, – я засмеялся. – Опять тебя озадачили?

– Да уж, – он закинул полотенце за спину, пожал мне руку. – И давно ты тут?

– Часа два, может больше. К Палтиру муку отвозил.

– Ого, и как он поживает? Давненько его не видел. Наверное, опять тебя на какую-то авантюру подбивал? Как в тот раз, когда он попросил нас за [Травой Шинлу] отправиться.

– Не-не-не, – я помахал рукой. – Я больше на такое не соглашусь ни на каких условиях! Меня теперь чуть ли не паника охватывает, когда Калир меня просит найти в лесу какой-то «особый» ингредиент для его стряпни. А вчера, представляешь, он такое учудил, думал врежу ему, честное слово. Приказывать мне вздумал.

Рендальт засмеялся и взялся за ручку двери.

– В твоём стиле, – он открыл дверь. – Пошли, хоть перекусим. С утра ничего не ел, надоели уже с этими треклятыми заказами.

– Так что, не надумал ещё? Места у меня много, хочешь – переезжай, – сказал он, отрезав кусочек мяса и не мешкая закинув его в рот, принявшись с жадностью его разжёвывать. Это редкость, когда Рендальт выглядит настолько счастливым. Наверное, он вообще редко ест, видно, что чуть исхудал за последние несколько месяцев пока я его не видел.

– Не знаю, – я посмотрел в окно. – Хорошо здесь у тебя, весело. Да и признаться, хотел бы я к тебе перебраться…

– Но? – сказал он так, словно не удивился моим словам.

– Люблю я те места, понимаешь? Манит меня природа, прямо как пчелу к цветку. Только вот недавно уже был полон решимости переехать, вступить в ряды стражи, как я давно хотел. Так нет же, уже перехотелось.

– Время идёт, Саргат, а ты не меняешься, – сказал он с ухмылкой.

Смейся-смейся. Что поделать, если я такой? Непостоянный, тревожный, нерешительный. С другой стороны, чего противиться? Судьба такая, видимо. Так лучше буду жить по совести. Если нравится мне в деревне, то пускай. Обживаться здесь, с нуля – удовольствие не из дешёвых, да и наверняка это не так интересно, как я себе представляю.

Пока я был занят размышлениями, Рендальт уже доел. Вот же быстрый!

– Ладно, друг мой, это всё хорошо, только время поджимает.

– Да без проблем, – я улыбнулся. – Хорошо, что свиделись.

– И не говори. Хоть кто-то здесь нормальный появился, а не то что эти придурковатые с дворца.

Нормальный говоришь? Это пока. Если мне такие путники будут попадаться каждый раз…

– Палтира тоже достают. Только вот, чего тебя то в это втянули?

– Заказ от короля. Принцесса то наша замуж собирается, вон, уже принц к ней едет, с Крит’роса.

Ничего себе! Вот так новости… Что с Крит`роса это я ещё ночью узнал, но чтоб замуж Принцесса выходила – впервые за сегодня. Вон чего все в городе такие оживлённые, больше, чем обычно.

– Здорово. В нашем захолустье такие новости бы через неделю только дошли. Так, постой. Ты же кузнец, не ювелир, чего тебе поручили то?

– Полуторный меч, принцу этому, чтоб он провалился, – он начал злиться. – Итак уже надоели со своими войнами, каждый день да что-то просят, так теперь и королевским гостям мечи куй, да горячими подавай! Оно мне надо?

– Да ладно тебе, не всё же плохо…

– Да конечно, – он глубоко вздохнул. – Не могу я так. Выкинуть бы этот молоток куда подальше, дак убью кого-то ненароком или ещё что-то приключится. Кто-кто, а ты то знаешь, как у меня с удачей дела обстоят.

– Твоя правда, – я кивнул. – Ты так уже один раз делал.

– Ага, чуть тебя не убил, – он приободрился.

Ему ещё и весело!

– У меня до сих пор на плече шрам! – я чуть было не завопил. – Тьфу ты, напомнил, рука заныла. Ладно, чего отвлекать буду, пойду обратно, посплю немного да поеду.

– Можешь у меня отоспаться, Палтир же тебе покою не даст.

– Ага, я полгода к скрипу мельницы привыкал, а к твоим причудливым звонам мне и за год не привыкнуть. Нет уж. Да и ко всему прочему, Палтиру помощь нужна, жена у него приболела.

– А как же это, как его…

Что-то знакомое.

– Я тоже всё утро вспоминал имя того мальчугана. Марик, чтили. Он в стражу подался.

– Хех, он теперь стражник, а ты всё ещё мельник… – на его устах проскользнула улыбка.

– Да пошёл ты, приятель, – я заулыбался во весь рот.

– Иду-иду, работать надо, – он рассмеялся.

Мы вышли наружу и попрощавшись направились каждый по своим делам. Хорошо иногда поболтать со старым другом, на душе сразу легчает, пусть и разговор был не из долгих. Впрочем, всему своё время, успеем наговориться. Нужно к пекарю идти, занять какую-нибудь кровать, да помягче. Вечером тогда лошадь покормлю и поеду, нечего мне здесь задерживаться. Если такие важные гости приезжают в город, то сторожей, наверное, будет много, вряд ли мне в дороге что-то будет угрожать.

***

– Простите, – меня окликнул незнакомый голос. – Вы… куда путь держите?

Я обернулся. Голос женский, да и с виду точно скажешь, что не мужик какой-то, пусть и была она укутана в чёрный плащ, прикрывая лицо капюшоном. Даже показалось, что она прячется или не хочет, чтобы кто-то увидел её.

– В Толмир, – я отвернулся от неё, продолжив закреплять брезент на повозке.

Почему повозке? Так это всё Палтир, хитрый жук. Решил мне груза всучить, чтобы я Калиру отвёз. В награду могу оставить повозку, хотя, её бы укрепить. Согласился я лишь по той простой причине, что повозка эта с крытым верхом, вернее теперь с крытым. Самое то перед затяжной осенью, где дождь поливает несколько раз в неделю. Думаю, не стоит даже упоминать о том, что уже который час гремит гром и вот-вот пойдёт дождь. Хех, а ведь утром ничего не предвещало беды.

– Вы можете меня отвезти туда? – прозвучал ещё более странный вопрос от незнакомки.

– Могу, – всё так же, не особо задумываясь ответил я. А что? Мне как-то всё равно, будет ли попутчик или нет. Тем более, я сам не раз так добирался до деревни. Главное, чтобы она не оказалась таким же путником, что попался мне утром. Чувствую, я тогда до деревни не доеду.

– А… а когда Вы едите?

– Торопишься?

– Да… – она кивнула.

– Ну тогда залезай, – я крепко завязал последнюю лямку. – Я уже всё закончил.

Девушка попыталась залезть, но это далось ей с огромным трудом, мне даже пришлось ей помочь. Зуб даю, что она ни разу не забиралась в повозку. К моему удивлению, она решила остаться рядом с местом возчика, то есть моим, а не лезть во внутрь. Запрыгнув наверх, я взял в руки поводья.

Эх…нет. Так дело не пойдёт. Если уж хочешь спрятаться, то нужно прятаться.

– Бежишь от кого-то? – не став ходить вокруг да около, я задал волнующий меня вопрос.

Она замешкалась, видимо, не знала, что ей ответить. Понятно, значит и вправду от кого-то убегает. Может воровка? Или натворила чего-нибудь…

– Если да, то советую забраться во внутрь и спрятаться за мешками, – я сказал это в пол голоса, чтобы меня точно никто не услышал. – Если меня будут досматривать, то тебя они заметить не должны, поняла?

Девушка кивнула и полезла во внутрь. После того, как я ей помог с «обустройством», то дёрнул поводья и без лишних слов двинулся в путь.

Стражников и правда было много, буквально на каждом шагу. Как и ожидалось, на последних воротах, что ведут из города мою повозку остановили и осмотрели.

– Куда путь держите? – спросили меня ненавязчиво, но по тону голоса было понятно, что меня в чём-то подозревают.

Ну вот и приехали. Досмотр! Ладно… чего бы мне им наплести. Я, конечно, ничего плохого не сделал, но подстраховаться нужно. Как там того мельника звали?.. Мижак, что ли.

– В Моноку, я помощник пекаря. Муку отвозил на продажу, – я сухо улыбнулся.

– Ааа, – протянул один из стражников. – То-то же. Пошли Фардак, это точно не он. Девчонка скорей всего ещё в городе и вряд ли покинет его.

Вот так поворот, значит не прогадал. Всё интереснее и интереснее. Один из стражников залез в повозку, осмотрелся и выпрыгнул обратно. Хех, не зря я девчонку сверху пустыми мешками укрыл, сработало.

– Так-с, – он достал кусок бумаги и принялся что-то на нём чёркать. – Значит «Помощник пекаря из Моноки», правильно? Как звать?

– Мижак.

– Так-с, Мижак… так и запишем. Ставлю «Чисто». Ты уж прости, парень, просто только час назад распоряжение пришло на досмотры.

– Да всё в порядке, ребят. Удачи, – я махнул им рукой и дёрнул поводья.

Когда мы проехали последний сторожевой пост, то я остановил повозку и с фонарём заглянул во внутрь.

– Вот же хренов Палтир! Чего он столько-то мешков положил! – я поставил фонарь сбоку, а сам начал откидывать мешки в сторону. Девушку немного придавило. Убрав самый большой, незнакомка с жадностью втянула в себя воздух. Видимо, когда выезжали её немного придавило.

– Сейчас помогу.

Капюшон с её головы слетел, дав пышным, пепельного оттенка прядям желаемую свободу. Она взглянула на меня, на щеках проскользнул румянец. Она… оказалась необычайно красивой девушкой.

– Д-да, простите…

Отведя взгляд в сторону, я перемахнул обратно через борт, на седушку. В голове всё помутнело. Тьфу ты! Не могу собраться с мыслями! Кто она такая? Ладно, попробуем ещё раз.

– Эм… ты чего сбегаешь? Натворила чего?

– Ах… я… – послышался её голос из-за спины.

Такой неуверенный и тёплый…

Эй-эй, Саргат, успокойся! Ты чего? Следи за дорогой. Ой, мы же на месте ещё стоим. Ну, седая ты моя красавица, вперёд! Не будем стоять на месте же мы ночь целую. Нужно просто узнать, кто она и чего сделала, раз её ищут.

– Не беспокойся, не выдам я твою тайну, больно надо, – я усмехнулся. – Смотри, в Толмир прибудем только через часа четыре, не раньше.

– С-спасибо, ещё раз. Вы очень сильно помогли… совсем незнакомому человеку…

– А чего не помочь? Так это… чего ты натворила?

– … сбежала.

– Это понятно, но чего тебя стражники то искали? Не убила кого случаем?

– Н-нет!!!

Ого… что за реакция такая. Неужели убила кого-то… действительно?..

– Я просто… сбежала от родителей… вот они и ищут меня… – продолжила девушка нервным голосом.

От родителей значит. Что-ж, понимаю, в какой-то степени. Ладно, какое мне дело.

Проревел гром и небо озарила вспышка. Не прошло и минуты, как по лицу ударили прохладные, капли дождя. Тяжёлые… будет ливень. Эх, а брезент не захватывает седушку, плохо дело.

Приподняв брезент так, чтобы можно было видеть дорогу и закрепив его на этом уровне, я залез вовнутрь. Хех, да, здесь даже теплее. Быстренько раскидав мешки по сторонам, я организовал себе довольно удобное местечко и взяв в руки поводья принялся дальше следить за дорогой. Лошадка у меня умная, знает куда нужно, так что надобность в постоянном контроле отпадает. Да и фонарь прикреплять не нужно, поскольку мы то у окраины леса Зова проезжать скоро будем, а там свет в ночи… как приманка для мотыльков. Вот только на него явятся далеко не мотыльки.

Хорошо бы, что вообще никто к нам не явился. Лучше и вовсе погасить его ненадолго.

Вот и оно… Ночь, ливень и граница самого ужасающего леса на юге Дезвельта.

– Груууммммм… Руууууумммммм… – приглушённым эхом раздался странный гул.

Что это?.. Нет, я серьёзно.

Что это за звук?..

Может, показалось? Это возможно, ведь снаружи идёт дождь. Я почувствовал, как повозка остановилась и выглянул наружу. Лошадь начала пятиться назад.

– Груууууумммм… Руууууууммммм…

– Что это за гул?.. – испуганно спросила меня девушка.

– Хотел бы я знать… – я спрятался обратно. Прошиб холодный под.

Вот же проклятое место! Сначала утром, теперь вечером! Может хватит?! Я дёрнул поводья, но лошадь даже и не думала двигаться с места.

– Давай же!!! – испуганно выкрикнул я, дёрнув сильнее.

Наконец-то среагировав, лошадь рванула с места. Казалось бы, она и позабыла о нас, сидящих в повозке и испуганно взирающих по сторонам людей.

– Что… это?.. – прошептала девушка с примесью ужаса в голосе словно увидела какое-то чудовище.

Я резко обернулся. Ничего. Пусть внутри толком ничего не было видно, но всё же я был уверен, что здесь мы были вдвоём. В голове творилась какая-то каша, я не могу даже собраться с мыслями.

Начинает подташнивать.

– Что такое? – я уточнил.

– Что это за гул?! – она воскликнула, сжав зубы.

Вот оно что. Да, верно. В голове… этот ужасный звук эхом разносился в голове, то и дело нарастая, а после утихая. Меня начало трясти от страха.

Не трясись же… не трясись! Саргат! Не время для паники… не время для паники!..

Гул начал утихать и вскоре вовсе пропал. Ещё несколько минут мы слушали тук капель по брезенту, а лошадь, словно чувствуя отступление неведомого врага вернулась к прежнему темпу. Наконец-то я, собравшись с мыслями заявил:

– Мы в безопасности…

– Что это… было? – девушка, казалось бы, всё ещё пребывала в ужасе.

Достав коробок спичек, я нащупал в темноте лампу. Теперь, когда мы, по идее проехали лес можно было зажечь её. Вернее, нужно. Я не хочу дальше ехать в полнейшей темноте! Тьфу… руки всё ещё трясёт… не могу даже лампу зажечь! Соберись, Саргат!

Вот, наконец-то…

Мягкий свет моментально проник в каждую щелочку и вот, теперь мы прекрасно видели друг друга. Взглянув на попутчицу, я тут же отвел взгляд. Она плачет. Нет, я… это нормально. Я и сам не понимаю, как удержался от слёз. Это было…

– … страшно…

Она продолжила мою мысль и я, глубоко вздохнув попытался объясниться.

– Мы проезжали у окраины леса Зова. Знаешь о нём?

– Он простирается от Селвира до Дламронга… большой лес… – моментально ответила девушка.

– И древний. С ним связано множество преданий… и слухов…

– Этот гул… он шёл оттуда? Кто… его источник?

– Я не знаю, – я отрицательно покачал головой. – Поговаривают, что лес населён множеством ужасных тварей, будто их что-то притягивает к нему. Этот гул… и правда был ужасен.

– Значит… этот гул… Вы… тоже его слышали? Вы же тоже?..

– Хотел бы его не слышать… Это страшно, – я попытался подбодрить её. – Мне было очень страшно, честно. Впервые сталкиваюсь с таким…

Как же его описать? Это чувство… оно не поддаётся описанию.

– Будто тело что-то сковало, – она встряхнула головой, словно отгоняя дурные мысли. – И холод…

– Да уж…

Я хорошо понимаю, о чём она говорит. Даже двинуться не смог в какой-то момент, а холод… он словно проник глубоко вовнутрь. Очень неприятное чувство.

Думаю, нужно перевести тему.

– Говоришь сбежала, так? Почему в Толмир?

– Это вышло… случайно. Я не знала, как выбраться из города до того, как меня найдут.

– Ты не думаешь, что сбегать… это правильный выход?

– Вы просто не знаете моих родителей, – она сказала это с некоторой злостью вытерев слёзы. – Они… ужасны! Они держат меня под постоянным наблюдением. Контролируют всё! Не дают ни малейшей свободы!

Да уж, кажется, я случайно задел что-то, что задевать не следовало бы.

– Хорошо, – я прервал её. – А что ты будешь делать, когда мы очутимся в Толмире? Это не город, а всего лишь небольшая деревушка.

– Я!.. – она хотела что-то сказать, но, словно осознав что-то тут же замолчала. – Я… не знаю.

– Эх…

И что мне делать? Не могу же я её просто выбросить в деревне и идти домой. Это неправильно. Тем более, если её родители какие-нибудь богачи, то быстро её найдут. Может…

– Можешь остановиться у меня, в принципе, – я выглянул наружу и тут же получил порцию воды в лицо. Ливень и не думал прекращаться. – Ночью ты вряд ли достучишься до кого-то, особенно в такую погоду, да и гостиниц у нас нет. Деревня она, как и везде – деревня.

– !.. – она приподнялась. – Я не хочу Вам докучать! Вы и без того увезли меня из этого ужасного города!..

– Да брось, – я отмахнулся и зафиксировав поводья бухнулся назад, прямиком на мешки. – Всё нормально.

– …

– Кстати, меня Саргатом звать, – я взглянул на неё и улыбнулся. – Я ещё слишком молод, что бы ко мне обращались на «Вы».

Сложно прочитать её… даже невозможно. Вот так и взять уехать с совсем незнакомым человеком в незнакомое место… О чём она думает? Чего она желает? Ради чего она, эта хрупкая леди, которая явно незнакома с тяготами «простой» жизни бросила свой дом?.. С виду ей не больше семнадцати. Нет, думаю ей восемнадцать. Пепельного цвета волосы? Может краска, а может от рождения, но глаза… что-то в них… меня цепляет. Не могу этого понять. Это пугает и завораживает…

Кто она?

Столько вопросов и нет ни одного ответа…

– Меня… – она замолчала, словно обдумывая что-то. Сев обратно и оперевшись спиной об борт, она неуверенно, словно, не желая этого говорить произнесла: – Маррил. Меня зовут Маррил…

– Вот как, Маррил. Приятно познакомиться.

Почему-то это имя кажется мне знакомым.